Заимствовали ли авторы Ветхого Завета древнюю Ближневосточную Мифологию?

 
 

Заимствовали ли авторы Ветхого Завета древнюю Ближневосточную Мифологию?

27.01.2014 | Дуэйн Браянт, ист: www.khristos.org

На протяжении веков, масса людей на Западе считало Библию Божьим Словом. Они воспринимали её как безошибочное и вдохновлённое откровение от Бога Своему творению. Начиная с середины 19 века, некоторые учёные стали отвергать богодухновенность Библии. Это началось, отчасти, после обнаружения древних мифологических текстов. Исследовав эти древние свидетельства, скептики сопоставили сходства, которые есть у Библии с подобной литературой и заявили, что из всех мифологических книг только Библия всё ещё считается священной. После изучения различий, которые есть между Библией и древней мифологией, другие учёные наоборот восприняли эти открытия как подтверждение уникальности Библии.

Пожалуй, преобладающим взглядом в исследовании Библии в отношении библейского текста можно считать мнение о том, что Библия содержит значительное число мифов позаимствованных у окружающих Израиль народов (хотя следовало бы сразу же заметить, что истина определяется не большинством мнений). Данное допущение оказывало сильное влияние на библейские исследования на протяжении почти двух веков. Но с обнаружением новых текстов, всё большее число осмотрительных учёных отказывалось от подобного взгляда. Действительно, мифы одно время считали чистой выдумкой, но теперь учёные приходят к пониманию того, что это не всегда может быть так. Хотя мы прекрасно понимаем, что рассказы о богах были ничем иным как измышлением изобретательных писцов, мнение о том, что миф может содержать крупицы реальных исторических событий, набирает популярности. В какую же из этих категорий попадает Библия? Т.е. вопрос, который нам следовало бы задать, состоит в следующем: является ли Библия просто мифом или она нечто другое?

Прежде всего, нам следовало бы определить то, что мы подразумеваем под «мифом». Данный термин довольно трудно определить и учёные используют его в различных значениях (см. Крифт и Тацелли, 1994 г., стр. 212-213). Некоторые считают его любой историей, в которой идёт речь о чём-то сверхъестественном. Некоторые проводят различие между мифом и легендой, где первое является историей о богах, а второе – историей о людях, с различной степенью историчности. В современном языке, некоторые используют его в отношении выдумок, в особенности к сериям рассказов о конкретном персонаже (к примеру, мифология Супермена, или Капитана Америка). Но если применять данный термин в отношении к священным текстам религий древнего Ближнего Востока, то оно имеет чётко определённое словоупотребление.

В своей книге Библия Среди Мифов, исследователь Ветхого Завета Джон Освальт отмечает радикальные отличия между мифологическими текстами и Библией евреев (2009 г.). Библия и древние мифы происходят от двух фундаментально различных мировоззрений. Хотя он называет более десятка различных моментов, мы рассмотрим только четыре из них.

Нравственный облик божества

В Библии моральный облик Бога характеризируется святостью и праведностью. Говоря точнее, именно Его характер и определяет святость. Его качества устанавливают стандарт поведения. Они этически и морально чисты и праведны. Более того, из-за того что Он совершенен и не может в сути Своей изменяться (Малахия 3:6), то не может стать ни лучше, ни хуже. Его благость прославляется повсюду в Библии (Псалмы 15:2; 30:20; 106:1). Его нельзя искусить и Сам Он никого не искушает (Иакова 1:13), а также не смотрит на зло хоть с каким-то одобрением (Аввакум 1:13). Люди отчасти отражают Божью святость своей моральной жизнью (Левит 11:44; 1 Петра 1:16).

Боги древнего Ближнего Востока часто совершали злые поступки и нередко пускались в разгул. В одном египетском мифе капризный бог Сет убивает своего брата Осириса и расчленяет его тело. В другом египетском мифе под названием «Состязания Гора и Сета» Сет пытается изнасиловать своего племянника Гора, во время борьбы между ними за освободившееся место Осириса (Лихтейм, 2006 г., 2:219). Изнасилование является распространённой темой в греческой мифологии, где женщин и даже богинь часто насиловали, что потрясает многих современных читателей. В эпосе об Атрахасисе, боги разгневались из-за того, что человечество будило их по ночам. Они пытались утихомирить людей различными способами, включая болезни и голод, и в конечном итоге наслали потоп, чтобы уничтожить человечество ради спокойного ночного сна (см. Фостер, 1997 г.). Боги могли также и напиваться. В одном тексте из Угарита, называемом «Миф о пире Элла», хананейский бог Эл (или Илу) опьянел и по дороге домой встретил неизвестное животное, что заставило его «наделать в штаны» и упасть в собственные экскременты (см. Парди, 1997 г.). В Библии же, таких бесславных историй о Боге вовсе не встречается. Бога Библии нельзя никак приравнять к божествам, выдуманным людьми.

Взгляд на человечество

Библейское повествование о сотворении человечества является наиболее полным и славным, из всех древних рассказов Ближнего Востока. Остальные истории о создании человека приходится складывать из различных фрагментов (как то в египетских рассказах), или же оно представляет человека чем-то чуть большим, нежели запоздавшей мыслью (как в месопотамских). Во всех без исключения преданиях (кроме Библии), требования к людям одни: человек создан чтобы служить богам, исполнять их поручения, а если не исполнит то принять на себе их божественный гнев. Как замечает Уолтон:

если израильтяне считали, что человек был создан чтобы править, то месопотамцы - чтобы служить… Тот факт, что израильтяне считали человека центром творения наделяло его определённым достоинством, что подчёркивает и то обстоятельство, что человек был создан по образу Бога. В отличие от этого у жителей Месопотамии отсутствовало представление о том, что человек при сотворении был наделён величием. Они считали, что люди достигали славы посредством своих заслуг (1989 г., стр. 29).

 
Он добавляет, что вначале человечество было сотворено и находилось «в диком состоянии», поскольку появление людей «было незапланированным, и они были сотворены ради прихотей богов» (стр. 30).

Библейский рассказ о сотворении совершенно отличается от своих ближневосточных аналогов. Человек является вершиной творения. Он наделён величием из-за того кем он является, а не что делает. Он создан как некий управляющий или наместник с полномочиями распорядителя над Божьим творением (Бытие 1:28). Более того сотворение происходило с расчётом на человека (ср. Бытие 1:29,30), чтобы он этим пользовался и наслаждался. Человек был также создан, чтобы поклоняться своему Творцу, и это ему не в тягость. В Новом Завете добавляется, что поклонение помимо прославления Бога, задумывалось для пользы верующих (Деяния 2:46,47 Open in New Window).

Требования божества

То чего требовали боги от людей в других культурах, нельзя было узнать в точности. В лучшем случае человек мог догадаться о том чего хотят боги на основании тех обстоятельств, в которых он находился. Если всё было хорошо, и жизнь протекала гладко, то для человека было ясно, что он исполняет волю богов. А если его постигали несчастья и горести, это должно было означать, что человек прогневил богов. Его задачей становилось определить посредством знамений и внутренних ощущений, кого из богов он обидел, и принести соответствующие жертвы. Это было не простой задачей, и было похоже на игру «угадай». В отличие от этого Бог Израиля ясно расписал чего Он ожидает от людей, точно передав это через Своих глашатаев. Его воля была открыта явно и являлась достоянием гласности, благодаря чтениям вслух всего народа (Второзаконие 31:9-13). Народ был предупреждён о наказании, получал обличения и в точности знал, что необходимо сделать, чтобы угодить Богу.

Историография

В представлении писателей Библии было то, что история имеет линейный характер, т.е. постепенно разворачивается. Прошлое, настоящее и будущее – всё имело огромное значение. В частности, прошлое служило напоминанием; Бог довольно ясно даёт это понять устанавливая памятники, подобно груде камней (см. Ис.Нав. 4:19-24) или Вечери Господней (Матфея 26:17-30; Марка 14:12-26; Луки 22:7-39). Будущее также важно в библейском мировоззрении, как мы видим в переживаниях пророка Иоиля в отношении грядущего Господнего Дня (Иоиль 2:1-11) или в учении Христа о Его приближающемся возвращении (Матфея 24:30; 1 Фессалоникийцам 4:16,17). Писатели Библии считали важными все отрезки времени.

В культурах же древнего Ближнего Востока практически отсутствовало понимание истории в современном её значении. Ближневосточный взгляд на историю был цикличным и предавал мало значения прошлому или будущему. Не напрасно древнегреческого историка Геродота (около 484-425 г. до н.э.) называют «отцом истории» - до него было мало или вообще не было отслеживания или анализа прошлого как такового. Историографии, которая известна нам, не существовало (исключением можно считать вавилонские летописи, в которых излагается история Вавилона с восьмого по третье столетие до н.э.). Прошлое имело мало значения, помимо использования его в качестве пропаганды монархами, заинтересованными в прославлении себя (см. Освальт, 2009 г., стр. 111-137).

Заключение

Мифология - это нечто большее, чем удивительные истории, наполненные фантастическими чудовищами, чудесными и выдуманными событиями. Это способ мышления или мировоззрение. Тщательное сравнение библейских текстов с мифами ясно показывает, что Библия и древняя ближневосточная мифология не только разнятся между собой, а в корне отличаются друг от друга. Даже поверхностного знакомства хватит, чтобы у большинства людей сложилось ощущение, что Библия и мифы это разные вещи, даже если они сразу не смогут указать на конкретные различия между ними. Благодаря находкам и изучению древних текстов, эти различия легко установить. Библия, в отличие от ближневосточной мифологии, носит характер беспристрастной объективности, что выделяет её в отдельную категорию. Библия и древняя мифология настолько отличаются друг от друга, что любые заявления о массовом заимствовании со стороны писателей Библии должны быть отвергнуты теми, кто серьёзно относится к древним свидетельствам.
 
 

Первоисточник: Apologetics Press

Ссылки

1. Foster, Benjamin R., trans. (1997), “Atra-Hasis” in The Context of Scripture, Vol. 1: Canonical Compositions from the Biblical World, ed. William W. Hallo and K. Lawson Younger (Leiden: Brill).
2. Kreeft, Peter and Ronald Tacelli (1994), The Handbook of Catholic Apologetics: Reasoned Answers to Questions of Faith (San Francisco, CA: Ignatius Press).
3. Lichtheim, Miriam (2006), Ancient Egyptian Literature, Volume 2: The New Kingdom (Berkeley, CA: University of California Press).
4. Oswalt, John N. (2009), The Bible Among the Myths: Unique Revelation or Just Ancient Literature? (Grand Rapids, MI: Zondervan).
5. Pardee, Dennis, trans. (1997), “Ilu on a Toot” in The Context of Scripture, Vol. 1: Canonical Compositions from the Biblical World, ed. William W. Hallo and K. Lawson Younger (Leiden: Brill).
6. Walton, John H. (1989), Ancient Israelite Literature in its Cultural Context (Grand Rapids, MI: Zondervan).
 

 

Похожие записи

Страницы веб-журнала «НачалоV»
«Апокалипсис 2012 Новое Время»
периодически обновляются  


ИНФО 2017 - 2023 - 2029

Оставить комментарий или материал на аналогичную тему



Комментарии (Один комментарий)

  1. Али Бей:

    Когда был создан Ветхий Завет

    А ведь действительно - когда?

    Смотрим Евангелие от Иоанна и что встречаем?

    "Навскидку":

    1.
    гл.8

    31 Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики,
    32 и познаете истину, и истина сделает вас свободными.
    33 Ему отвечали: мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными?

    Видим, что книжку про пятикнижие с исходом из рабства тамошние иудеи ещё не читали.

    2.
    гл.3

    13 Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах.

    Очевидно, что сам И.Х. с занимательными историям про Еноха и Илию ещё не был знаком.

    3.
    гл.15

    22 Если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своем.

    Ещё более очевидно то, что до пришествия И.Х. самое понятие греха было тамошним иудеям в новинку.

    4.
    гл.7

    35 При сем Иудеи говорили между собою: куда Он хочет идти, так что мы не найдем Его? Не хочет ли Он идти в Еллинское рассеяние и учить Еллинов?

    Очевидно, что иудеи времён Иоанна Богослова с концепцией будущего(?) ветхозаветного иудейского рассеяния ещё ознакомлены не были и путали его с несколько загадочным "рассеянием елиннов" (кстати, когда и при каких обстоятельствах оно произошло). Им даже в голову не пришло, что И.Х. может уйти учить "рассеянных иудеев" вне "иерусалимского округа". Очень похоже за отсутствием таковых.

    Ист: 21, November, 2012. http://edgeways.ru.mastertest.ru/forum11/read.php?1,422788,422788