Разгадана загадка убийства Александра Литвиненко

 

 

 

I. Следствие заявило, что Путин приказал убить Литвиненко

29.01.2015 | Люк Хардинг (Luke Harding), Эстер Эддли (Esther Addley), ист: www.inosmi.ru
 

В первый день открытого разбирательства, когда адвокаты изложили дело о смерти бывшего шпиона, президента России назвали обычным преступником.

 
Александр ЛитвиненкоВ ходе открытого разбирательства Владимира Путина назвали «обычным преступником на посту главы государства», который руководит мафиозным режимом и который лично утвердил убийство бывшего российского шпиона Александра Литвиненко, совершенное восемь лет назад.

В первый день судебного следствия в Верховном суде Лондона Бен Эммерсон (Ben Emmerson), представляющий интересы Марины Литвиненко, вдовы убитого, сказал, что бывший агент ФСБ пал жертвой «ужасного» политического убийства. По его словам, Москва решила заставить Литвиненко умолкнуть, когда он пригрозил обнародовать данные о связях Путина с крупнейшей европейской преступной организацией.

Предположительно, Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун, двое бывших агентов КГБ, убили Литвиненко на встрече, состоявшейся 1 ноября 2006 года в отеле «Милленниум» в центре Лондона. Они подсыпали радиоактивный полоний-210 в его зеленый чай. То, что оба они оказались убийцами, не подлежит сомнению, сказал Эммерсон.

По мнению Эммерсона, Литвиненко пал жертвой неадекватного государства, в котором политики и преступники слились в одно целое. «След полония ведет из Лондона не просто в Москву, а к дверям кабинета Владимира Путина, — сказал он. — Следствие должно показать, что Владимир Путин — не более чем обычный преступник на посту главы государства».

Давно ожидавшееся судебное слушание проходит после того, как в прошлом году развалилось досудебное расследование смерти Литвиненко из-за отказа правительства предоставить секретные данные о человеке, который с 2003 года был информатором МИ-6. Министр внутренних дел Тереза Мэй (Theresa May) сначала отказалась проводить открытое разбирательство, но затем, когда суд удовлетворил просьбу Марины Литвиненко, согласилась на этот шаг.

В ходе разбирательства было сказано, что Луговой и Ковтун отравили Литвиненко не один раз, а дважды. Цитируя ранее засекреченные показания криминалистов, Робин Тэм (Robin Tam), консультант разбирательства, сказал, что в недели, предшествовавшие убийству, Луговой приезжал в Лондон трижды, а Ковтун — дважды.

За две недели до роковой встречи в отеле Луговой и Ковтун встретились с Литвиненко в офисе частной охранной компании на площади Гросвенор. Экспертиза показала наличие значительного количества полония на столе и на креслах, в которых они сидели. Тем же вечером Литвиненко страдал от сильной тошноты. Анализ его волос показал, что тогда, 16 октября, Литвиненко получил первую дозу полония, хотя намного меньшую, чем вторая, оказавшаяся смертельной.

Один раз Луговой попытался то ли «разбавить» полоний, то ли перелить его из одного контейнера в другой, и в ванной его номера в отеле были обнаружены следы сильного радиоактивного загрязнения.

Тэм также представил новое поразительное свидетельство, согласно которому, Ковтун сказал своему старому другу, что послан Москвой убить Литвиненко. Ковтун прилетел в Лондон через Гамбург, где он прожил шесть лет и работал официантом в ресторане «Иль Порто».

В Гамбург он прибыл 31 октября и встретился с одним другом, который фигурирует в материалах дела как Ди-2. Ковтун спросил, не знает ли он повара в Лондоне, который мог бы подложить яд в пищу и напитки Литвиненко, и добавил, что у него есть очень дорогой яд. Ди-2 знал такого повара и дал Ковтуну его телефонный номер.

В той беседе Ковтун назвал Литвиненко «предателем с обагренными кровью руками», который ведет дела с Чечней, сказал Тэм. Следующим утром Ковтун вылетел в лондонский аэропорт «Гэтвик» и оттуда позвонил повару, названному в деле Си-2. Повар сказал Ковтуну, что занят, согласно записям телефонных разговоров.

Эммерсон воздал должное Марине Литвиненко, назвав ее «храброй женщиной», готовой бороться с неуступчивым правительством. Она всего лишь хотела узнать правду о смерти мужа, который стал жертвой «ядерного терроризма под государственным покровительством», добавил он.

В ходе открытого разбирательства Луговому и Ковтуну предложат дать показания по видеосвязи, но они вряд ли согласятся. В 2007 году королевская прокуратура обвинила обоих в убийстве. Они настаивали на своей невиновности. Эммерсон назвал абсурдными и смехотворными утверждения Лугового о том, что Литвиненко убили британские спецслужбы или Борис Березовский.

Эммерсон обозначил другие мотивы, из-за которых Кремль решил «ликвидировать» Литвиненко. Он отметил, что Литвиненко давно враждовал со своим бывшим ведомством ФСБ, а также с Владимиром Путиным. Литвиненко впервые встретился с Путиным в 1998 году, когда тот был главой ФСБ.

Та встреча произошла после того, как Литвиненко устроил публичный скандал и рассказал, что ФСБ приказала ему убить Березовского, который позднее стал его другом и патроном. В ходе разбирательства было сказано, что Литвиненко хотел вскрыть коррупцию в ФСБ, нарушив кодекс молчания этой организации.

В 2000 году Литвиненко с женой Мариной и сыном Анатолием бежал в Великобританию, откуда продолжил критиковать Путина. В последующие годы Путин и российское правительство установили доверительные отношения с русскими преступными группировками по всему миру, сказал Эммерсон. Связь этих элементов была настолько тесной, что различить их было невозможно.

Эммерсон заявил, что русские преступные организации в значительной степени координируются из Москвы. По его словам, Россия Владимира Путина — это мафиозное государство. Эммерсон предположил, что Литвиненко был убит за попытку разоблачить коррумпированность окружающей Путина клики.

В одной из двух книг, опубликованных в Великобритании, Литвиненко зашел так далеко, что обвинил Путина в связях с тамбовско-малышевской преступной группировкой, одной из самых могущественных в России. Она действовала в Санкт-Петербурге в 1990-х годах, специализируясь на контрабанде героина. Путин тогда занимал пост вице-мэра города. В 2000-х годах группировка прочно обосновалась в Испании.

Литвиненко дал полезную информацию испанским правоохранительным органам и спецслужбам, сказал Эммерсон, и был готов дать в суде показания о связях Путина с этой мафией. Его жесткая критика Путина и деятельность по разоблачению коррупции неизбежно превратила Литвиненко в мишень, сказал он.

В ходе разбирательства впервые были заслушаны показания самого Литвиненко о встрече в отеле, которые он дал, будучи на смертном одре. Во время пребывания в больнице он успел несколько раз побеседовать с детективами. Он сказал, что встретил Лугового в холле отеля, и тот отвел его в бар «Пайн», расположенный поблизости. Они сели за столик в углу. На столе уже стоял серебристый металлический чайник.

Как сказал Тэм, официант спросил у Литвиненко, что он будет пить. Литвиненко отказался, так как думал, что напитки - слишком дорогие. Луговой сказал, что в чайнике остался чай. Следователям Литвиненко сообщил, что чай оставался только на донышке, и уже совсем остыл. Он сделал только три-четыре глотка, потому что по какой-то причине напиток ему не понравился.

Литвиненко сказал, что в тот момент начал что-то подозревать. Позднее в баре к ним присоединился Ковтун, жаловавшийся, что прошлую ночь не спал. Луговой собирался идти смотреть футбольный матч между ЦСКА и «Арсеналом». В Лондон он привез жену и 8-летнего сына. Перед уходом он подвел мальчика к Литвиненко и сказал поздороваться с дядей Сашей. «Мы пожали друг другу руки, и они ушли», — рассказал Литвиненко.

Луговой утверждал, что присутствие жены и сына свидетельствует о его невиновности, так как он не стал бы рисковать семьей. Но, по словам Эммерсона, Лугового и Ковтуна отправили совершить политическое убийство, не поставив в известность о том, какой именно яд они везут, и не рассказав о его радиоактивности.

Эммерсон сказал, что полоний был произведен на «Авангарде», закрытом ядерном предприятии. Объектом управляет «Росатом». Эммерсон подчеркнул, что крайне низка вероятность получения полония без разрешения властей, так как его стоимость исчисляется десятками миллионов долларов.

А для российского государства это не вызывало никаких затруднений, сказал он.

В письме, зачитанном после смерти Литвиненко, он обвинил Путина в том, что президент лично приказал убить его. Относительно подлинности письма имелись сомнения. Но показания Литвиненко в полиции, впервые обнародованные в ходе разбирательства, подтвердили подлинность. Он сказал следователям, что не сомневается в причастности российских спецслужб к покушению и в том, что Путин подписал приказ.

«Я не сомневаюсь, что после смены режима в России, или после того, как на Запад сбежит российский секретный агент, станет известно, что меня отравили российские спецслужбы по приказу Путина».

Слушания должны продлиться десять недель.

Кто есть кто в открытом разбирательстве

Сэр Роберт Оуэн (Robert Owen)

Председатель разбирательства. Первоначально был коронером по надзору за расследованием смерти Литвиненко, но затем заявил, что честное расследование невозможно из-за отказа правительства предоставить секретные данные о предполагаемой роли российских спецслужб в убийстве. На открытом разбирательстве он может попросить эти сведения для закрытой сессии.

Марина Литвиненко

Вдова, которая вела отчаянную борьбу за организацию судебных слушаний по делу о смерти мужа и добилась успеха после долгих лет отсрочки. Когда Тереза Мэй отклонила просьбу Оуэна о следствии, она подала в суд, хотя не имела юридической поддержки. Она заложила для этого свой дом. Эммерсон назвал ее «необычной, храброй женщиной».

Тереза Мэй

Министр внутренних дел, первоначально резко возражавшая против открытого разбирательства. В 2013 году она признала, что на ее позицию повлияло опасение испортить отношения с Россией, хотя основной причиной министр назвала высокую стоимость процесса. Трое судей Верховного суда постановили, что ей нужно найти аргументы получше, и велели подумать еще раз. Разбирательство было назначено в июле - после того, как Россия аннексировала Крым.

Анатолий Литвиненко

20-летний сын убитого. Ему было шесть лет, когда семья бежала из России, так как отец стал разоблачать коррупцию и беспокоился за семью, и 12 лет, когда отца убили. Сейчас он - студент, изучающий современную российскую политику в Лондоне. Должен дать показания.

Андрей Луговой

Один из двух человек, экстрадиции которых добивалась королевская прокуратура на основании обвинения в убийстве. Луговой и Дмитрий Ковтун дважды встречались с Литвиненко, и, как полагает полиция, на этих встречах отравили его, оставив след полония, который вел из Лондона в Москву. Бывший офицер КГБ и ФСБ Луговой категорически отрицает причастность к убийству и считает, что преступление могли свершить британские спецслужбы или кто-то еще. Он - депутат Государственной думы и обладает иммунитетом от судебного преследования.

Дмитрий Ковтун

Намного менее заметная фигура, чем Луговой, вместе с которым его обвиняют в убийстве Литвиненко. Тоже полностью отрицает свою вину. В ходе разбирательства прозвучало свидетельство, согласно которому, он спрашивал номер телефона повара, способного совершить отравление. В прошлом работал в КГБ и ФСБ, как Луговой и Литвиненко.

Бен Эммерсон

Известный адвокат, специалист по международному праву и по правам человека, сделал драматическое заявление в начале открытого разбирательства, на следующий день после того, как выступил в Палате Общин в качестве консультанта на заседании, посвященном сексуальному надругательству над детьми.

Занимает пост заместителя судьи Верховного суда и должность профессора по правам человека в Оксфордском университете. На добровольных началах был докладчиком ООН по борьбе с террором и правам человека. Предложил Марине и Анатолию Литвиненко представлять их в суде без гонорара, когда Борис Березовский прекратил оплачивать им услуги юристов, проиграв другое дело.

Робин Тэм

Консультант разбирательства, который должен помогать председателю вести процесс, представлять свидетельства, опрашивать свидетелей и давать консультации.
 
 
 

II. Разгадана загадка убийства Александра Литвиненко

18.01.2016 | Робин Макки (Robin McKie), ист: www.inosmi.ru

Убийцы Александра Литвиненко допустили одну серьезную ошибку, воспользовавшись радиоактивным полонием, чтобы отравить бывшего агента российской разведки. Они решили совершить свое преступление в Лондоне, где эксперты и врачи сумели установить причину его смерти.

В этом уверен Норман Домби (Norman Dombey), почетный профессор теоретической физики в Университете Сассекса. «Практически в любом другом месте на Земле смерть Литвиненко оказалась бы просто подозрительной, а ее причины так и остались бы неизвестными», — сказал он.

Домби стал одним из ключевых свидетелей судебного следствия по делу об убийстве бывшего российского шпиона, которое проходило в Лондоне в прошлом году. Отчет о ходе судебных разбирательств будет опубликован в четверг, 21 января, и в нем, вполне возможно, будет сказано, что ответственность за убийство Литвиненко несет российское государство — либо с определенной долей вероятности, либо вне всяких сомнений.

Такое судебное разбирательство никогда не состоялось бы, и причина смерти Литвиненко никогда не была бы раскрыта, если бы убийцы выбрали иное место, чтобы напоить его смертельным ядом. После того как Литвиненко выпил чай в одном из лондонских отелей 1 ноября 2006 года, у него началась тошнота, стали выпадать волосы, а во рту начали образовываться язвы. Его доставили в больницу в лондонском районе Барнет, а затем перевели в госпиталь Университетского колледжа. Этот госпиталь сотрудничает с расположенным неподалеку Университетским колледжем Лондона и его факультетом медицинской физики, эксперты которого приняли участие в поиске причин странной болезни Литвиненко.

Условия задачи были весьма недвусмысленными: бывший агент российских спецслужб, покинувший родину в 2000 году, демонстрировал все симптомы сильного радиационного отравления, но при этом не демонстрировал никаких признаков радиоактивности, когда его проверяли счетчиками Гейгера. Оказалось, что этот случай напрямую связан с природой радиации.

Радиоактивные вещества излучают три вида частиц: альфа-частицы, которые представляют собой ядра атомов гелия, бета-частицы, которые состоят из электронов, и гамма-частицы — одна из форм высокоэнергетического электромагнитного излучения. Бета- и гамма-излучение может проникать сквозь ткани, тогда как альфа-частицы не способны проникнуть даже сквозь такие тонкие слои материи, как кожа. Кроме того, счетчики Гейгера с легкостью фиксируют бета- и гамма-излучение, тогда как для фиксации альфа-излучения требуется специальное оборудование. Если Литвиненко проглотил вещество, излучающее альфа-частицы, то это объяснило бы все его симптомы, а также отсутствие радиоактивного излучения, исходящего от его тела.

Образцы, взятые у бывшего российского агента, были отправлены в научно-исследовательский центр ядерного оружия в Олдермастоне в Беркшире. Эксперты этого центра заподозрили, что виной всему может быть радиоактивный полоний, выделяющий альфа-частицы. Полоний оседает на металлах, поэтому в образцы биологических жидкостей, взятых у Литвиненко, была помещена серебряная пластина. В результате на этой пластине было обнаружено вещество, выделявшее альфа-частицы, соответствовавшие изотопу, известному как полоний-210.

«Почти весь объем этого конкретного изотопа в мире производится на заводе по сборке ядерного оружия “Авангард” в России, — добавил Домби. — Таким образом, все указывает на Россию. Однако если бы в Лондоне не оказалось нужных экспертов, мы никогда не установили бы эту связь».
 
 
 

III. «Дело Литвиненко» и путинская Россия. Демократия

25.01.2016 | Уилл Хаттон (Will Hutton), ист: www.inosmi.ru
 

Москва никогда не сможет создать Google, Apple, BBC, Siemens, так как для этого нужна власть закона и обеспечивающие ее открытые структуры демократии.

 
Вальяжный аристократический выговор сэра Роберта Оуэна и его мешковатый клубный пиджак не могут показать неутомимую сущность этого человека. Он представляет то лучшее, что есть в британской традиции права. Его опубликованный на прошлой неделе доклад об обстоятельствах смерти Александра Литвиненко является классикой жанра. Он скрупулезно подготовлен, основан на уликах и свидетельских показаниях, беспристрастен и продуман. Именно такие доклады должно производить общество, основанное на власти закона.

Литвиненко, сделал свой вывод Оуэн, был убит в Лондоне российским государством, потому что в качестве бывшего агента КГБ, а позднее ФСБ (служба-преемница КГБ) он стал влиятельным, активным и эффективным оппонентом исключительно коррумпированной системы государственной безопасности. В книге Литвиненко «Лубянская преступная группировка» представлены свидетельства того, что российские службы безопасности тесно переплелись с российской и европейской организованной преступностью, в том числе, с мафией. Во второй, пусть и менее убедительной книге он утверждает, что российские спецслужбы взрывали жилые дома и обвиняли в этом чеченских террористов.

Бежав в 2000 году из России, Литвиненко помогал британской МИ6, а также испанской и итальянской спецслужбам вскрывать факты участия ФСБ в преступной деятельности.

Но лишь после того, как Россия в 2006 году приняла закон о борьбе с экстремизмом, разрешающий убивать за рубежом россиян, якобы клевещущих на государство и порочащих его, Владимир Путин получил возможность ликвидировать человека, который за несколько дней до отравления обвинил его в педофилии и в организации убийства журналистки Анны Политковской.

Оуэн рассудителен. Полоний-210, которым отравили Литвиненко, можно было получить только в государственном ядерном реакторе, а передать его ФСБ было возможно лишь с санкции Путина и его окружения. В рядах ФСБ настолько сильна традиция взаимного укрывательства, что оперативники могли получить «добро» на ликвидацию Литвиненко только при поддержке Путина. От Литвиненко обязательно надо было избавиться, причем срочно. Но не имея возможности допросить тех людей, которые поехали в Лондон предположительно для того, чтобы устранить свою жертву, Оуэн может сделать вывод только с оговоркой: «Операция ФСБ по устранению Литвиненко вероятно была утверждена… президентом Путиным».

Эти события достаточно ужасны — ведь пострадать мог любой житель Лондона. Но гораздо важнее то, что они могут рассказать о сегодняшней России. Это мир, где регулярно происходят заказные убийства, от которых всегда можно откреститься, потому что совершаются они официально государственной службой безопасности, тесно связанной с бандитами из преступной среды.

Комитет государственной безопасности подчинялся советской коммунистической партии. А ФСБ — это личное подразделение безопасности Путина. Ее задача состоит в том, чтобы подрывать репутацию, и даже убивать всех тех, кто бросает вызов режиму. Даже Китай не отдает приказы убивать своих граждан за рубежом, если они говорят такие вещи, которые председатель Си Цзиньпин считает клеветническими. Это даже не коммунистическая диктатура, а самодержавие. Реакция на смерть Литвиненко в Москве была беззаботно злорадной: предатель понес заслуженное наказание.

Те характеристики, которые Оуэн дает ключевым участникам этой драмы, тоже весьма показательны. Это яростные русские националисты, преисполненные страстного желания мстить за пренебрежительное отношение Запада. Такие понятия, как власть закона, сдержки и противовесы в государстве, демократия, самостоятельное и самоуправляемое гражданское общество, — это западная зараза, которая только отравляет Россию и мешает ей занять подобающее место в мире. В такой обстановке ФСБ может использовать любые инструменты.

Власть закона (беспристрастные судебные решения (которые можно оспорить в независимом вышестоящем суде), основанные на равновесии улик и доказательств, на четких и ясных принципах юриспруденции, а также на демократических законах, утверждаемых на совещательной основе) — это краеугольный камень не только свободы, но также процветания и нашей цивилизации. Британия благословенна, потому что у нее — правовое общество. Россия со своей военной мощью и огромными ресурсами проклята, потому что у нее такого общества нет.

Появляется все больше доказательств того, что экономики типа российской или китайской при помощи командных механизмов управления могут дорасти до уровня стран со средними доходами на душу населения. Но стать странами с высокими доходами им неизмеримо труднее. Для создания великих, самостоятельных и устойчивых организаций требуется сосредоточить всю энергию гражданского общества и трудовых ресурсов. Эти организации, формируя собственные цели и культуру, могут распоряжаться колоссальными объемами информации, лежащей в основе современной экономики, а потом налаживать масштабное производство.

Россия может воспользоваться командной экономикой для создания Газпрома. Но она никогда не сможет создать Google, Apple, BBC, Siemens и даже англо-саксонскую культуру рок-н-ролла. Для этого ей нужна власть закона и обеспечивающие ее открытые структуры демократии.

Но мы не можем почивать на лаврах: сегодняшняя политическая культура Британии очень слаба в плане власти закона. Расследование убийства Литвиненко состоялось лишь потому, что правительство проиграло в высоком суде дело, выступив против него, поскольку опасалось международных последствий (обидеть Россию). Его реакция была даже не слабой, а немощной. За несколькими благородными исключениями (министр юстиции Майкл Гоув, член Тайного совета Доминик Грив и бывший лорд-канцлер и министр юстиции Кен Кларк), сегодняшний консерватизм господствующего направления больше заинтересован не в признании и утверждении крайне важной системы сдержек и противовесов в интересах сохранения правового общества, а в укреплении постоянного господства тори в палате общин.

Консерватизм будет всячески ослаблять вторую палату, лишать европейские суды любой возможности участвовать в британской правовой системе, осуществлять махинации с количеством мест в палате общин, превращать во второй класс шотландских депутатов парламента и обескровливать Би-Би-Си. В своей попытке укрепить тори британский консерватизм действует совершенно по-путински, не желая этого признавать. В результате британское гражданское общество может стать таким же уязвимым, как и российское.

Между тем, у лейбористов хватка — тоже жесткая. Новые лейбористы попирают нормы международного права, чтобы вторгнуться в Ирак, а преемники Корбина разделяют путинское мировоззрение, состоящее в том, что источник всех зол — это зловредный Запад. Для Корбина власть закона — это идеологическое понятие, продажная девка капитализма, а поэтому либеральные движения всего мира правы, не доверяя ей в ходе своей борьбы против западного империализма и его суррогатов. Обладать военной мощью, способной защитить нас и прочие правовые общества, — это неверно в принципе. А путинским бандитам и наемным убийцам верить можно, ведь они никогда не станут нам угрожать. И ракеты «Трайдент» в связи с этим — просто дорогая побрякушка.

Умиравший Александр Литвиненко оставил последнее письмо, в котором он проклинает Путина.
 

 

Похожие записи


ИНФО 2017 - 2023 - 2029

Оставить комментарий или материал на аналогичную тему