Россия не может признаться сама себе в войне на Кавказе

 

Россия не может признаться сама себе в войне на Кавказе

7 ноября 2011 | ист: www.inotv.rt.com; www.news.mail.ru

РОБЕРТ ШАФЕР, полковник элитного спецподразделения армии США «Зеленые береты»: Российские власти называют всех повстанцев на Кавказе террористами, потому что это отвечает их интересам. Если бы они неожиданно начали говорить, что у них там мятеж и повстанцы, тогда им пришлось бы признать, что на Кавказе идет война, а это означает, что там, возможно, есть причины для недовольства и, возможно, есть основания для переговоров с другой стороной.

Кавказ стал местом пересечения двух направлений экспертной деятельности американского военного: России и партизанских войн. В начале 2000-х Роберт Шафер стал одним из главных разработчиков плана военных учений в Грузии.

В результате многолетних исследований полковник Шафер написал уникальную книгу «Мятеж в Чечне и на Северном Кавказе. От газавата к джихаду». Это единственная работа о России и Кавказе, написанная профессиональным военным.

РОБЕРТ ШАФЕРРОБЕРТ ШАФЕР: Причина, по которой я написал эту книгу, в том, чтобы показать, что мы имеем дело не только с терроризмом, мы имеем дело с мятежом в его полном расцвете. И этот мятеж - позднейшее проявление той войны, которая продолжается на Кавказе последние триста лет. Сопротивление трансформируется, и были периоды полного затишья. Но если посмотреть масштабно, то происходящее сейчас не сильно отличается от того, что происходило в середине 19 века.

Посмотрите на типы проводимых операций. На атаки, осуществляемые повстанцами. Оружие другое, но происходят такие же партизанские операции. Подавляющее большинство атак повстанцев направлено на сотрудников правоохранительных структур и военных. Согласно международному военному праву, все они комбатанты - и расцениваются как легальные цели.

В своей книге Роберт Шафер подвергает сомнению утверждение российских властей об окончании конфликта на Северном Кавказе. В подтверждение своих выводов он приводит сравнительный анализ интенсивности вооруженных столкновений и количество жертв в конфликте на Кавказе и в войнах в Афганистане и Ираке. Согласно данным полковника Шафера, только в 2008 году кавказские мятежники совершили более 400 атак на федеральные подразделения и около 750 в 2009 году. Количество убитых и раненых российских офицеров и солдат только за 2009 год достигло 960. Для сравнения: в Ираке и Афганистане за этот же период погибли 307 американских солдат и офицеров.

РОБЕРТ ШАФЕР: В определенные месяцы количество убитых российских военных и служащих на Северном Кавказе превышает число солдат коалиции, погибших в самые горячие периоды войны в Ираке и Афганистане. И никто не говорит о том, что эти конфликты завершились. Тогда почему мы не называем кавказский конфликт войной? Когда мы имеем одинаковой уровень потерь и одинаковую интенсивность атак. При этом мы говорим о территории, которая в пять раз меньше Ирака или Афганистана, с гораздо меньшим количеством населения. Если же сравнивать процентные показатели, то мы видим, что на Кавказе уровень потерь гораздо выше.

Один из главных аргументов российских властей против кавказских мятежников - их связи с «Аль-Каидой». Роберт Шафер в своей книге разделяет понятие терроризма и восстания. Он пишет, что в существующем на Кавказе конфликте есть незначительный сегмент, применяющий террор как метод ведения войны. Однако этот сегмент отчужден от глобальных террористических сетей.

РОБЕРТ ШАФЕР: Существует несколько документов, свидетельствующих о том, что «Аль-Каида» посылала какие-то деньги северокавказскому подполью. Единственный раз, когда Ичкерия получала поддержку на уровне правительства, это был Афганистан. И в то время «Аль-Каида» играла значительную роль в Афганистане. Если же говорить о существовании реальных, твердых связей между Кавказским эмиратом и «Аль-Каидой», то таких связей нет.

Один из ключевых выводов книги касается аргументов против существующих в России утверждений о дестабилизирующей роли США на Кавказе.

По мнению Роберта Шафера, начало компании НАТО в Афганистане отвлекло ресурсы джихадистов от масштабного вовлечения в кавказский конфликт, а главной целью операции американской армии в Панкисском ущелье было ослабление влияния чеченских боевиков в этом регионе.

РОБЕРТ ШАФЕР: Если бы кто-либо в США был вовлечен в события на Северном Кавказе, то это были бы армейские спецподразделения. Но мы ничего там не делаем. Более того, если бы мы в США пытались дестабилизировать ситуацию в России, тогда зачем нам было вообще начинать программу военного обучения и оснащения в Грузии? Программу, которая специально была создана для очистки Панкисского ущелья от чеченских мятежников, которые там действовали в то время.

Если учесть, что самая первая операция в глобальной войне с терроризмом была нацелена на выдворение из Панкиси чеченцев, воевавших против России, как русские могут вообще заявлять, что США пытаются дестабилизировать Кавказ? Наша первая и крупнейшая операция в войне с терроризмом имела целью помочь русским. Подобное заявление – сумасшествие.

Проблема Кремля, полагает Роберт Шафер, в неправильном подходе к противнику на Северном Кавказе. Полный контроль над информационным потоком дает России преимущество и возможность формировать на Западе нужную ему позицию по отношению к кавказскому конфликту.

На Западе не будут слишком громко возмущаться против подавления террористического подполья. В то же время, полагает полковник Шафер, Россия не в состоянии остановить расползание конфликта именно из-за фальсификации реальности.

РОБЕРТ ШАФЕР: Неправильная идентификация противника лишает правительство возможности формировать программы и стратегии, которые позволили бы остановить происходящее насилие. Обозначение всех и каждого террористами не приносит пользы никому: ни российским солдатам, ни полиции, ни уж, конечно, местному населению.

Терроризм и мятеж – разные явления. И невозможно применить против мятежников технику борьбы с терроризмом. Контртеррористическая операция подразумевает предотвращение возможности террористических атак. Но этого не происходит. Существует мятеж. Если они намерены иметь дело с реальной проблемой, то это требует совершенно другого набора умений и операций.

Если рассматривать тот факт, что главная задача повстанцев проста: выжить и вырасти, - то сопротивление исключительно хорошо справляется с этой задачей и после 2007 года, когда множество людей, в числе которых эксперты и спецслужбы, заявили, что подполье побеждено.

Что случилось с тех пор на самом деле? В 2007 году произошла классическая реорганизация: теперь и повстанцы, и террористы способны действовать намного более эффективно. Подполье разрастается. Значительно увеличилось количество нападений, территория мятежа распространилась по всему региону.

Контроль над информационным полем – одна из важнейших составляющих тактики нетрадиционных войн, подобных кавказской, полагает Роберт Шафер. Но, выигрывая на внешнем поле, Россия проигрывает на внутреннем, отмечает он.

РОБЕРТ ШАФЕР: Главнейшая часть этого конфликта – граждане, живущие на Северном Кавказе. Сейчас люди на Кавказе, возможно, больше боятся полиции и военных, чем мятежников и террористов. В этом главная проблема русских.

И главный урок, который все должны извлечь из такого типа войн, заключается в том, что коммуникационная часть намного важнее того, что происходит на поле боя. Эта маленькая, невидимая война происходит ежеминутно в миллионах мест по всему Кавказу. И каждый человек там стоит перед подобным выбором.

Дата выхода в эфир 05 ноября 2011 года.

 

 

Похожие записи

Страницы веб-журнала «НачалоV»
«Апокалипсис 2012 Новое Время»
периодически обновляются  


ИНФО 2017 - 2023 - 2029

Оставить комментарий или материал на аналогичную тему