Гора Меру | Разгадана тайна легендарных гор времен Валдайского оледенения

 
 
 

Разгадана тайна легендарной горы Меру

В. Орлов | ист: www.history-ryazan.ru

Занявшись «сакральной географией», то есть привязкой места, где разворачиваются мифологические события, к реальным географическим объектам, я очень скоро убедился, что проще всего место действия локализовать относительно гор, поскольку у любого этноса, вне зависимости от расовой его принадлежности и региона нынешнего обитания, в системе верований наличествует некий горный массив, имеющий статус «священной горы».

Выявленную мною закономерность без труда может проверить любой желающий, внимательно перечитав мифы народов мира. Простое перечисление вершин, имеющих в разных культурах культовое значение, даже совершенно далёкому от истории и географии человеку, бьюсь об заклад, преподнесёт пару-тройку знакомых названий: Арарат, Афон, Белуха, Брокен, Голгофа, Гунунг-агунг, Елеонская, Ехе-ёрд, Жима, Иеремель, Кайлас, Кук, Лысая, Монсеррат, Нагарджун, Ненты, Олимп, Парнас, Пэкту, Сион, Синай, Сулейман, Тантарифо, Улурез, Фавор, Фудзияма, Хира, Хуашань, Ыдыг-таг, Юнгдрунг-гуцер, Яман-тау...

И это лишь немногое из того, что выбросит интернетовский поисковик на запрос «священная гора». Причём, всё это реальные географические объекты – они нанесены на карты, на их склонах воздвигнуты города и святилища, поклониться им ходят паломники, ими любуются туристы, в их недрах ковыряются геологи, на них карабкаются альпинисты. Зачастую, горы единственный персонаж сказок или священных текстов, дошедший до нас сквозь время. И потому можно утверждать, что любая «священная вершина» живёт сразу в двух измерениях – реальном и сакральном.

Но, как известно, любое правило существует лишь для того, чтобы делать из него исключения. В нашем случае исключений три – во всей мировой мифологии есть всего три горных массива, местонахождение которых в настоящий момент неизвестно. Это ведическая гора Меру, исламская гора Каф и древнегреческие Рипейские (Рифейские в другом написании) горы. То, что возвышенности с такими названиями не значатся на современных географических картах, дало основания считать их легендарными.

Далай-лама XIV

Проблема легендарных гор, стала тем редким случаем, когда адепты официальной науки и представители религии проявили полное единодушие. Например, лидер буддистов Далай-лама XIV высказал своё отношение к ней в следующем ключе: «Во многих текстах присутствует упоминание о горе Меру. Утверждается, что она расположена в центре Земли. Но, если бы она действительно там находилась, то, следуя описанию, приводящемуся в священных текстах, её можно было бы обнаружить. По крайней мере, мы должны были бы получить некоторые указания относительно её местонахождения. Однако таких указаний нет. Следовательно, мы должны интерпретировать это утверждение не в буквальном смысле, а как-то по-другому».

А, ведь, в буддизме роль горы Меру не меньше, чем в христианстве роль горы Голгофы – он рассматривает Меру, как центр всех материальных и духовных вселенных.

Но, если Меру надуманный образ, тогда и весь остальной буддизм – не более, чем бабкины сказки! А заодно и ведические верования, и индуизм, и маздеизм, и зороастризм, и митраизм, и кришнаизм – в каждой из этих религий упоминается Меру. И не просто упоминается, а занимает центральное место.

Мандала
Мандала – сакральное буддистское
изображение Вселенной; квадрат в
её центре и есть схематическое
изображение горы Меру

В «Вишну-пуране» говорится, что гора Меру существовала ещё до рождения нашей Вселенной. Она была внутренней оболочкой Мирового яйца, из которого произошло всё сущее: «Внутренней оболочкой наделённого великим Атманом Мирового яйца была гора Меру, а внешней оболочкой – горы; околоплодные воды образованы океанами. И в этом яйце, о брахман, были горы, континенты, океаны, планеты, миры, дэвы, асуры и люди. С внешней стороны яйцо окутано водой, огнём, воздухом, пространством, а также источником первоэлементов, первоэлементами, наделёнными десятью качествами и великим принципом творения». Эта цитата представляет собой ни что иное, как изложенную архаичным языком теорию Большого взрыва, которая является сейчас господствующей в академической науке версией происхождения нашей Вселенной. Уже одно это заставляет задуматься и зауважать, но продолжим о Меру.

Ведическая космогония – представление об устройстве Вселенной – наиболее детально изложена в трактате Парашары: «...В сфере яйца Брахмы вращаются планеты. В самой середине яйца находится поддерживаемый эфиром земной шар – носитель высшего могущества Брахмы, представляющего по своей природе независимую силу. В земле есть семь пустот, обиталищ змеев и демонов. Золотая гора Меру проходит через середину земного шара и выходит на поверхность с двух сторон. На её верхнем конце располагаются Индра, боги и мудрецы. На её нижнем конце подобным же образом находят пристанище демоны. Гору-ось окружает со всех сторон великий океан, разделяющий, словно пояс вокруг земли, полусферы богов и демонов. Со всех сторон от Меру располагаются острова или континенты, вытянувшиеся подобно лепесткам перевернутого лотоса. В обоих направлениях от Меру посреди неба неподвижно стоят две Полярные звезды. Пещеры под Меру – это паталы, и в этих таинственных местах блуждают прелестные дочери дайтьев и данавов, пленяя даже самых строгих. Ниже семи паталов находится исходящее из самой тьмы ложе Вишну – Шеша. Это огромный змей с тысячью голов, каждая из которых отмечена мистическим знаком свастики. Именно на этом змее Вишну спит на протяжении периодов творения, и на многочисленных головах змея покоится мир».

Развёрнутое и поэтичное описание внешнего облика Меру даёт «Матсья-пурана»: «Она из золота и светит подобно огню без примеси затемняющего дыма. Четыре её стороны имеют четыре разных цвета. Цвет восточной стороны её белый, подобно цвету брахманов; цвет северной стороны – красный, подобно цвету кшатриев; цвет южной стороны – жёлтый, подобно цвету вайшьев; цвет западной стороны – чёрный, подобно цвету шудр. Высота её 86000 йоджан, из которых в земле находится 16000. Каждое ребро четырех её сторон составляет 34000 йоджан. На этой горе есть реки с пресной водой и прекрасные золотые жилища, в которых обитают различного рода духовные существа: дэвы вместе с их певцами гандхарвами и их любовницами апсарами, а также асуры, дайтьи и ракшасы. Вокруг горы находится водоём Манаса, а вокруг этого водоёма с четырёх сторон обитают локапалы, а они – хранители мира и его обитателей. У горы Меру есть семь узлов, то есть больших гор, названия которых суть Махендра, Малайя, Сахья, Шуктибам, Рикшабам, Виндхья, Париятра. А маленьких гор так много, что их почти не счесть; это и есть те горы, на которых живут люди. Что же касается больших гор вокруг Меру, то к их числу относятся: Химавант, покрытая вечными снегами, и на которой обитают ракшасы, пишачи и якши; Хемакута – из золота, на которой обитают гандхарвы».

Фантастики в этом описании, конечно, предостаточно. Одна только названная высота горы 86 000 йоджан, соответствующая 1 204 000 километров, превышает в три раза расстояние от Земли до Луны. Обоснованные сомнения вызывает и порода горы – будь бы она из золота, то этот металл стоил бы дешевле грязи. Откинем явно сказочную шелуху и оставим из процитированного фрагмента себе на заметку только здравые мысли. Таковых я вижу две.

Первое, гора Меру – это не отдельно стоящая вершина, а горная гряда. Как целая горная страна с вершинами до неба представлена Меру и в «Махабхарате». Располагается она далеко на севере, а главный её пик носит название Мандара. И второе, Меру занимает некое центральное положение, поскольку по четырём её сторонам обитают локапалы – хранители сторон света.

Упомянутая эпическая поэма «Махабхарата» не просто описывает Меру, но и указывает её расположение, дополняя гипотетическое «на севере» детальной картиной звёздного неба над ней: «На северной стороне, сияя, стоит могучая Меру, причастная великой доле; на ней обитель Брахмы, здесь душа всех существ пребывает, Праджапати, всё подвижное и неподвижное сотворивший... Великая Меру, непорочная, благая обитель. Здесь заходят и вновь восходят Семь божественных риши [созвездие Большая Медведица]... Вокруг Меру вращаются все светила. Над ней неподвижно висит полярная звезда, а вокруг делают круг созвездия Большой Медведицы, Кассиопеи и Волопаса, здесь полгода – день, полгода – ночь, одна ночь и один день вместе равны году».

Побейте меня камнями, если это не описание Северного полюса! Только над ним постоянно в зените находится Полярная звезда, а вокруг неё кружатся созвездия. Полугодовые ночь и день — это описание другой реалии высоких широт – полярных ночи и дня. Во время полярного дня Солнце, как известно, вообще не заходит, а кружит по спирали над горизонтом – эту деталь отразил другой отрывок «Вед»: «Однажды гора Виндхья позавидовала горной вершине Меру, вокруг которой совершают свой путь солнце, луна и звезды. Гора Виндхья сказала солнцу: «Каждый день от зари до заката ты обходишь Меру, окружая ее сиянием и блеском. Я хочу, чтобы и меня ты почтило, обойдя вокруг меня слева направо!». Но солнце отказалось исполнить просьбу Виндхьи. «Не по своему желанию обращаюсь я вокруг горы Меру, – сказало солнце, – а по воле Творца вселенной. Путь этот мне предуказан, и я не могу от него уклониться».

Очень точно подмечено, что небесные светила не просто проходят над Меру, а движутся вокруг неё. Для наблюдателя, находящегося на Северном полюсе или рядом с ним, движение Солнца будет субъективно восприниматься, как движение по кругу слева направо. Именно так воспринимается оно Виндхьей.

Наземная локализация легендарной горы в перечисленных источниках тоже указана детально: «На севере Молочного моря есть большой остров, известный под именем Шветадвипа [Светозарный Белый остров]». И опять же в образе Молочного моря легко угадывается Северный ледовитый океан.

Карта Герарда Меркатора фантастически соответствует ведическим описаниям циркумполярного региона: архипелаг из нескольких крупных островов и гора в точке полюсаТакое обилие полярных реминисценций в священных текстах самого южного из арийских народов, уже само по себе кажется фантастикой. Первым обратил на этот факт внимание ректор Бостонского университета У. Уоррен. В 1885 году в книге «Найденный рай или Колыбель человечества на Северном полюсе», пытаясь локализовать библейский рай, он неожиданно обнаружил, что не только ветхозаветные его описания, но и ведические указывают одно и тоже направление – север.

Естественно-научную базу подвёл под теорию Уоррена в 1910 году в книге «Крайний север как родина человечества» наш соотечественник Е.А. Елачич. Своим оригинальным путём к тем же выводам, независимо от Уоррена и Елачича, пришёл индийский ученый и потомственный брахман Б.Г. Тилак. В своих работах «Орион или Исследование древности Вед» и «Арктическая родина в Ведах», на основе анализа выше описанной картины звездного неба и прочих феноменов, он доказал, что она соответствует положению звёзд в высоких широтах – от параллели Мурманска и выше.

Север столь часто упоминается в связи с горой Меру, что её местами называют одной из «северных гор»: «И он [Индра] правил мирно в своем небесном царстве, в тысячевратном городе Амаравати, полном золота и драгоценных камней. Путь в тот небесный город лежит через северные горы, до вершины Меру и от неё далее по звёздной дороге; но прекрасный город небожителей невидим для глаз грешника».

Индра во дворце в своём городе Амаравати на касающейся облаков вершине горы Меру
Индра во дворце в своём городе Амаравати
на касающейся облаков вершине горы Меру

 

А поскольку через полюс проходит ось вращения планеты, то нет несоответствия и с догматом, что Меру расположена в центре мира: «В самой середине земли возвышается гора Меру. Её вершины, недосягаемые для людей даже в мыслях, упираются в небесный свод и отражают блеск солнца. Она стоит, закрывая небо, и с ее склонов, на которых растут дивные деревья и травы, сбегают вниз быстрые реки, а высочайшие её утёсы украшены сверкающими, как солнечные лучи, драгоценными камнями. Там стоят великолепные дворцы богов. Боги, асуры, гандхарвы и апсары посещают её прекрасные рощи, оглашаемые пением сладкоголосых птиц; там и на окрестных горах они предаются беззаботным играм и развлечениям».

В последних цитатах, хотя и подчёркивается обилие золота и драгоценных камней на склонах Меру, уже не говорится, что она целиком из золота. В отношении её геологии источники значительно расходятся: одни называют её самоцветной, другие хрустальной.

Что ещё? «С этих гор устремляются вниз все великие реки земли, только одни из них текут на юг, к теплому морю, а другие – на север, к белопенному океану. На вершинах этих гор шумят леса, поют дивные птицы, живут чудесные звери и в золотых руслах текут здесь реки. Горы, отделяющие север и Молочное (Белое) море от всех остальных земель, зовутся горами Меру, а величайшая из вершин – Мандарой. За горами Меру полгода длится день и полгода – ночь, там воды застывают, приобретая причудливые очертания».

«Застывшая вода» нам хорошо известна как лёд, а её «причудливые очертания» – как сосульки и узоры инея. Тут надо вспомнить то, что в любой литературе, особенно поэтической, любые самоцветы, хрусталь, а также стекло являются коррелятами льда. Его обилие для «северных гор» вполне объяснимо, поэтому данный факт тоже отнесём к заслуживающим доверия.

Остров Шветадвипа достаточно густо населён – здесь расположена не только обитель богов, но и «Страна блаженных»: «Высоко над злом возвышается страна вечного счастья. Здесь не холодно и не жарко. Покрытая рощами и лесами земля производит обильные плоды, повсюду стада антилоп и стаи птиц, все благоухает ароматами цветов. Здесь не живет человек жестокий, бесчувственный и беззаконный. Здесь не может быть войн и сражений. Люди этой страны все равны между собой, не знают забот и горя; наслаждаются всеми благами жизни». Однако, попасть туда простому смертному очень непросто, так как «…на подступах у гор Меру лежит пустыня, область мрака, где грифы стерегут золото».

Ведическая Меру описана в другом величайшем арийском писании «Авесте». Там она носит название Хара (она же Харати, она же Хараити, она же Хара Березайти – Высокая Хаара):

1. Сперва гора восстала,
Спитама-Заратуштра,
Высокая Харати
Поднялась на земле,
Что окружает страны
С заката до восхода;
Второй гора Зэрдаза
Восстала на земле
С той стороны Мануша;
Что окружает страны.
С заката до восхода. («Авеста», Гимн Хварно).

Картина И.С. Глазунова «Вечная Россия»
Именно Хара Березайти изображена
на картине И.С. Глазунова «Вечная Россия»

Хара Березайти тоже не отдельная вершина, а горная гряда. «Авеста» даёт нам ещё один опорный элемент, который не упомянут в «Ведах» и «Пуранах» – эта гряда вытянута в широтном направлении «с заката до восхода», то есть с запада на восток. Очень важная деталь!

Самый высокий пик гряды Хара Березайти – гора Хукарья (авестийское название ведической Мандары):

Мы почитаем Митру...
Которому молился
Лучистый, властный Хаома
Целебный, златоглавый,
На высочайшем пике
Высоких гор Харати,
Зовущемся Хукарья,
Незагрязнённый – чистым,
Барсманом безупречным,
И возлияньем чистым,
Словами без ошибок. («Авеста», Гимн Митре, XXIII).

Как на Меру берут начало величайшие реки, так и на Хара Березайти расположены истоки священных авестийских рек Ра (Ранхи), Русийи, Ардви-Суры:

3. Молись великой, славной,
Величиною равной
Всем водам, взятым вместе,
Текущим по земле.
Молись текущей мощно
От высоты Хукарья
До моря Ворукаша.
4. Из края в край волнуется
Всё море Ворукаша,
И волны в середине
Вздымаются, когда
Свои вливает воды,
В него впадая, Ардви
Всей тысячью протоков
И тысячью озёр,
Любое из которых
За сорок дней объехать
Успеет только всадник
На добром скакуне.
5. Одна протока Ардви
Течёт на семь каршваров,
Стекая равномерно
И летом, и зимой,
И освящает семя
Мужей и лоно женщин
И дарит молоком. («Авеста», Гимн Ардви-суре).

96. Молюсь горе Хукарья,
Преславной, золотой,
Что поднялась высоко
В рост тысячи мужей,
С которой к нам стекает
Благая Ардви-Сура,
Она стремится мощно
И столько счастья носит,
Сколько все эти воды,
Что по земле текут. («Авеста», Гимн Ардви-суре).

Климат у истоков Ардви-Суры мягким не назовёшь. «Авеста» говорит о длинных, по полгода, зимах с жестокими морозами от которых из шести притоков священной реки пять замерзает. А сама богиня реки изображается прекрасной девой в бобровой шубе (это при том-то, что в Индии и в Иране шубы не требуются, а бобры не водятся!):

126. Она явилась зрима,
Благая Ардви-Сура,
Прекрасной юной девой,
Могучею и стройной,
Высокой и прямой.
Блестящей, благородной
В наряде с рукавами,
Расшитом золотом.
127. Неся барсмана прутья,
Златой, четырехгранной
Красуется серьгой,
И на прекрасной шее
Надето ожерелье
У родовитой Ардви.
А талию стянула
Она, чтоб грудь казалась
Высокой и тугой.
128. Надела диадему
Благая Ардви-Сура
Стозвёздную, златую,
Подобьем колеснице
И из восьми частей,
Украшенную лентами
С красивым ободком.
129. Бобровую накидку
Надела Ардви-Сура
Из шкур трёхсот бобрих,
Четырежды родивших
Когда они шерстистей,
Когда их гуще мех,
Так сделанную, чтобы
Смотрящему казалась
Она покрытой золотом
И полной серебром. («Авеста», Гимн Ардви-суре).

Длительные многоснежные зимы с жестокими морозами; реки, скованные льдом; промёрзшая земля, по твёрдости не уступающая камню; причудливые узоры инея вызывали искреннее удивление у другого представителя «тёплых стран» Геродота. Описывая Рипейские горы, он отмечает, что в странах, лежащих у их подножий «…зима столь сурова, что восемь месяцев там стоит невыносимая стужа. В это время хоть лей на землю воду, грязи не будет, разве только если разведёшь костер... Такие холода продолжаются в тех странах сплошь восемь месяцев, да и остальные четыре месяца не тепло» (Геродот, книга IV). Удивила его и комолость скота в этом регионе, тогда как для северных районов это нормальное явление.

Предгорья Рипеев Геродот заселял фантастическими существами, возникшими, скорее всего, в результате ошибок перевода и неверных толкований – сведения о Рипейских горах Геродот получал из третьих рук от скифов. А, вот, информацию о тамошних запасах драгметаллов, коммерсант Геродот, думается, собирал более тщательно и проверил неоднократно: «На севере же Европы, по-видимому, есть очень много золота. Как его там добывают, я также не могу определенно сказать. Согласно сказанию, его похищают у грифов одноглазые люди-аримаспы» (Геродот, книга IV). Последнюю фразу можно было бы счесть очередным враньём «отца истории», если бы чуть выше мы уже не столкнулись с дословно схожим свидетельством из индийского источника.

Геродот и позднейшие авторы – Псевдо-Гиппократ, Дионисий, Евстафий, Вергилий, Плиний – непременно связывают Рипейские горы с легендарной страной Гиперборей (опять же являющуюся полным аналогом Страны блаженных из «Махабхараты»), отчего иногда их называют Гиперборейскими. Дословно это название переводится, как «лежащая выше Борея [Северного ветра]». Отмечая «невыносимую стужу» по эту сторону Рипейских гор, они дружно рассказывают о благодатном климате Гипербореи, расположенной по ту их сторону, то есть ещё севернее. Гиперборея называется античными авторами родиной солнечного бога Апполона. Туда, согласно преданиям он улетает каждые 19 лет на своей небесной колеснице навестить свою мать богиню Лето. Как-то плохо сочетаются наши представления о Заполярье с древнегреческими взглядами на него, как на родину солнцебога и место обитания летней богини.

Цитат можно было бы привести множество, но дабы не перегружать ими наше исследование позволю привести только одну, наиболее характерную, из Плиния Старшего: «За этими горами, по ту сторону Аквилона, счастливый народ (если можно этому верить), который называется гиперборейцами, достигает весьма преклонных лет и прославлен чудесными легендами. Верят, что там находятся петли мира и крайние пределы обращения светил. Солнце светит там в течение полугода, и это только один день, когда солнце не скрывается (как о том думали бы несведущие) от весеннего равноденствия до осеннего, светила там восходят только однажды в год при летнем солнцестоянии, а заходят только при зимнем. Страна эта находится вся на солнце, с благодатным климатом и лишена всякого вредного ветра. Домами для этих жителей являются рощи, леса; культ Богов справляется отдельными людьми и всем обществом; там неизвестны раздоры и всякие болезни. Смерть приходит там только от пресыщения жизнью. ...Нельзя сомневаться в существовании этого народа» (Плиний «Естественная история» IV, 26).

В одном этом сообщении столько сходства с описаниями ведической Меру, что смело можно заявить – Рипейские горы и гора Меру один и тот же географический объект!

Античные авторы помимо красочных описаний Рипейских гор оставили нам и карты с их изображением. Крупный горный массив, протянувшийся на севере Европы с запада на восток, в районе 52-62 градусов северной широты, изображали Гекатей Милетский, Гесиод, Эратосфен, Агриппа, Птолемей.

Упрощённая схема карты мира по Гекатею Милетском
Упрощённая схема карты мира по Гекатею Милетскому:
Рипейские горы у него пересекают центр Европы и смыкаются с Кавказом
 

Карта мира Птолемея
По крайней мере, до Азовского моря доходят они и у Птолемея
(современная реконструкция карты Сарматии Птолемея)
 

Карта мира Гесиода
У Гесиода они гораздо севернее
 

Карта мира Эратосфена
А у Эратосфена начинаются уже выше 54° северной широты

 
Вооружённые их картами путешественники очень скоро испытали глубокое разочарование не найдя в указанном месте не только гор, а даже холмов, но, по инерции, Рипейско-Гиперборейские горы картографы упорно продолжали обозначать до XVI века. Этот факт и дал основания Р. Рамсею обозвать Рипейские горы «географическим мифом».

А когда Европу изучили достаточно хорошо, чтобы убедиться в отсутствии на её территории Рипеев, то их перенесли в таинственную, варварскую Московию, о которой тогда среднестатистический бюргер знал не больше, чем и теперь: морозы, медведи, водка из самовара… В последний раз название Гиперборея встречается на карте России, датированной 1606 годом. Если это и миф, то только остаётся позавидовать его живучести. Задержаться в короткой человеческой памяти на 3000 лет удаётся далеко не каждой прописной истине, а для голой выдумки это рекорд!

Карта 1606 года
К 1606 году по представлениям европейцев Гиперборея сместилась
в район Новгорода

 
Меньше всего информации имеем мы про третью легендарную вершину – гору Каф, упомянутую в многочисленных мусульманских источниках. Ислам уже не придавал такого значения рекам и горам, дабы те не отвлекали правоверных от поклонения истинному божеству. Но, тем не менее, описаний достаточно для того, чтобы разглядеть даже невооружённым взглядом сходство Каф с ведической Меру.

«Господь Вседержитель создал великую гору из зелёного хризолита – из-за этого небо имеет зеленоватый отлив. Гора Каф, так она называется, окружает полностью всю землю, именно ею клялся Вседержитель, и назвал её Каф» (Сура 1,1). Знакомый мотив «самоцветной» горы. А находится она, разумеется, на полюсе:

Однажды Абдаллах спросил Пророка, что находится на самой вершине земли.
– Гора Каф, - ответил тот.
– А из чего сделана гора Каф?
– Из зелёных изумрудов, - был ответ, - и поэтому у неба зелёный отлив.
– Ты сказал истину, о Пророк; а какая высота горы Каф?
– Чтобы её обойти, потребуется пятьсот лет.
– А какая её окружность?
– Две тысячи лет ходьбы.

В одном отрывке сразу три знакомых нам момента: полюс, гипертрофированные размеры и основная порода исключительно из драгоценных камней! Однако, как выясняется, исламские богословы местами противоречат сами себе, потому как из следующего отрывка видно, что хотя гора Каф и расположена в центре мира, за ней высится ещё одна вершина, уже не самоцветная, а из более реалистичных материалов: «…за горой Каф – гора величиной в пятьсот лет пути, и состоит она из снега и града. Это она отводит от мира жар геенны…». Гора «из снега и града» более объяснима в Заполярье, чем возвышенность «из зелёных изумрудов».

Карта Арабского картографа Аль-Идриси
Арабский картограф Аль-Идриси не был знаком ни с Гесиодом,
ни с Эратосфеном – однако, их карты имеют сходство до степени слияния

 
Сведения, мягко говоря, скупы, но вполне достаточны чтобы сделать некоторые заключения. Итак, на вершине мира, там, где мусульманский Вседержитель поместил гору из зелёных изумрудов-хризолитов с примесью снега и града мы уже видели горный массив из самоцветов, на котором никогда не тает снег, носящий имена Меру, Хара Березайти, Рипейские горы. Я не вижу препятствий, чтобы не отожествить с ними и гору Каф, ведь, главное, даже не внешнее их сходство, а функциональное – все они носят статус Мировой горы, краеугольного камня Вселенной, опоры мироздания.

А потому, позволим себе сделать промежуточное резюме, что в арийских, древнегреческих и арабских источниках речь идёт об одном и тоже географическом объекте и попытаемся поискать его на современных картах.

Разумеется, попытки привязать легендарные горы к реальным вершинам предпринимались. Индусы, например, искали Меру в Гималаях, буквально понимая указание «на северной стороне». Европейцы, не обнаружив Рипейских гор ни в центральной, ни в северной Европе, ни даже в европейской части России, отожествили их с первым же горным массивом, в который уткнулись в своих изысканиях – с Уральскими горами. Кандидатами на эту роль выдвигались Кавказский хребет, Памир, Тянь-шань, Алтай… Одним словом, любая кочка на ровном месте пробовала примерить на себя статус Мировой горы.
 
 

Светлана Васильевна Жарникова
Светлана Жарникова живой пример того, что иной
кандидат наук заткнёт за пояс толпу академиков

Разгадала загадку
наша соотечественница, филолог и этнограф, кандидат исторических наук, да, и просто чудесная женщина Светлана Васильевна Жарникова.
 

С позволения Светланы Васильевны, дабы не изобретать заново велосипед, изложу конспективно её теорию, дополняя по мере способностей своими комментариями. Из приведённых выше описаний легендарных гор, откинув сказочно-гипертрофированные наслоения, можно выявить следующие детали, способствующие конкретизации их местоположения:
 
 

  1. легендарные горы расположены на севере (Путь в тот небесный город лежит через северные горы, до вершины Меру...);
  2. над ними всегда в зените находятся Полярная звезда и Большая Медведица (Над ней неподвижно висит полярная звезда, а вокруг делают круг созвездия Большой Медведицы, Кассиопеи и Волопаса...);
  3. в месте их расположения день и ночь длятся по полгода (Здесь полгода – день, полгода – ночь, одна ночь и один день вместе равны году.);
  4. их климат суров: зимы длительны, морозны, многоснежны, зимой постоянно дует холодный северо-восточный ветер (Зима столь сурова, что восемь месяцев там стоит невыносимая стужа.);
  5. они вытянуты в широтном направлении с запада на восток (...Что окружает страны/С заката до восхода...);
  6. они являются водоразделом, так как берущие на них начало реки текут одни на север, другие на юг (С этих гор устремляются вниз все великие реки земли...);
  7. в частности на них расположены истоки Ганги, Ра (Ранхи), Русийи, Ардви-Суры, всех рек Скифии, кроме Истра (Дуная) (...С которой к нам стекает/Благая Ардви-Сура...);
  8. реки, текущие в северном направлении впадают в Северный Ледовитый океан, он же Кронийский, он же Мёртвый, он же Молочный, он же море Ворукаша (...одни из них текут на юг, к теплому морю, а другие – на север, к белопенному океану);
  9. в этих горах имеются значительные залежи драгоценных металлов и камней (Она из золота и светит подобно огню без примеси затемняющего дыма);
  10. они высоки (Молюсь горе Хукарья,/Преславной, золотой,/Что поднялась высоко/В рост тысячи мужей...);
  11. они покрыты лесами, изобилуют зверем и птицей (На вершинах этих гор шумят леса, поют дивные птицы, живут чудесные звери...);
  12. за ними лежит область умеренного климата, пригодная для проживания и хозяйственной деятельности человека (Страна эта находится вся на солнце, с благодатным климатом и лишена всякого вредного ветра).

За опорный пункт для дальнейших рассуждений С.В. Жарникова приняла указание на то, что легендарные горы выступают в качестве водораздела между южными морями и северным океаном. Водораздел – явление объективное, не зависящее от политической конъюнктуры, и, логично, что при коммунистах он находился там же, где и при Рюрике. Вот что пишет о водоразделе Северного Ледовитого океана академический, советских ещё времён, труд по геоморфологии «Рельеф СССР»: «Мировой водораздел, ограничивающий бассейн Северного Ледовитого океана, наиболее выдвинут к югу, в глубь материка Евразии, в азиатской части СССР. Максимальное расстояние от океана до водораздела 3000 - 3500 км отмечено на меридианах Байкала – Енисея... Перейдя Урал, линия водораздела сразу резко приближается к побережью, в пределах возвышенности Северные Увалы линия водораздела удалена от побережья всего на 600 - 800 км».

Анализ на предмет рассматриваемой нами задачи границ бассейна Северного Ледовитого океана сразу отмёл средне- и юго-азиатские горные массивы в качестве потенциальных претендентов на роль легендарных гор. Фактически, после этого единственным серьёзным кандидатом на этот пост остались Уральские горы, которые с XVI века ассоциировались с Рипейскими горами Геродота. Они, действительно, являются участком водораздела, а на Северном и Полярном Урале можно даже наблюдать и описанные в «Ведах» астрономические явления. Однако, Урал расположен по отношению к Причерноморской Скифии, где собирал сведения Геродот, не строго к северу, а к северо-востоку. Он, хотя и является водоразделом, но «великие реки Скифии» на нём не начинаются. И, наконец, Уральские горы ориентированы строго меридионально, тогда как и арийские и античные источники изображают их протянувшимися с запада на восток.

А просто идеально попала под приведённые выше описания небольшая горная гряда, примыкающая с запада к Уральским горам – Северные Увалы.

Северные Увалы

Слово справочнику: «Северные Увалы – волнистый, местами заболоченный водораздел бассейна рек Волги и Северной Двины, от истоков Костромы на Западе до верхнего течения Камы и Вычегды на Востоке. Длина 600 км. Высота до 293 м. Сложен ледниковыми и флювиогляциальными отложениями; на наиболее повышенных участках развиты выходы коренных пород. Покрыт большей частью хвойными лесами, местами сильно заболоченными».

Комментировать приведённую выдержку начну с того, что Северные Увалы не просто водораздел Волги и Северной Двины, а водораздел двух океанов – ныне здравствующего Северного Ледовитого и древнего праокеана Тетис, остатками которого являются Каспийское, Азовское, Аральское и Черное моря. Именно отсюда все реки текут в двух противоположных направлениях – или на юг, или на север. Академик Мещеряков назвал Северные Увалы аномалией, поскольку «наиболее высокие возвышенности (Среднерусская, Приволжская), расположенные в южной части равнины, не являются главными водораздельными рубежами, а уступают эту роль маловыразительным, сравнительно невысоким Северным Увалам».

Земля 125 миллионов лет назад
125 миллионов лет назад Бореальный океан ещё не был Ледовитым,
а океан Тетис ещё не усох до размеров Каспийского и Аральского озёр...

 
«Аномальные» 600-километровые Северные Увалы являются лишь частью вдвое более протяжённой возвышенности, имеющей единую геологическую структуру, которую составляют Валдайская, Галичская, Грязовецко-Даниловская возвышенности и Тиманский кряж. На ней берут начало Кама, Вятка, Ветлуга, Унжа, Кострома, Шексна, Вычегда, Волга (авестийская Ра), Северная Двина (авестийская Ардви-Сура)...

Средневековой компиляции с Птолемея
На этой средневековой компиляции с Птолемея исток Ра (Волги) изображён
в Гиперборейских горах, а сами горы расположены на широте Северных Увалов.

 
Тот же академик Мещеряков недоумевал и ещё по одному поводу: «...остаётся неясным происхождение инверсионной морфоструктуры Северных Увалов. Эта возвышенность имеет не меридиональное, а субширотное направление». Узнали? Это про цитату из «Авесты» «...Что окружает страны/С заката до восхода...» и ориентацию легендарных гор с запада на восток.

До Полярного круга от Увалов рукой подать, а потому все астрономические феномены высоких широт можно наблюдать и здесь. Полярная звезда в зените, Большая Медведица высоко над головой; чуть ближе к побережью – и уже видно Северное сияние, а год состоит из одного полярного дня и одной полярной ночи, которые «Веды» называют «сутками богов».

Климат по обе стороны Северных Увалов, вряд ли, порадует уроженцев тёплых стран. Лучше Геродота его и не опишешь: «...холода продолжаются в тех странах сплошь восемь месяцев, да и остальные четыре месяца не тепло». К тому же роза ветров имеет выраженную особенность: зимой над Карским морем постоянно рождается мощный холодный воздушный поток, который проносится вдоль западных склонов гор Северного Урала, а затем вдоль Северных увалов, отчего преобладающим направлением перемещения воздушных масс является их движение с северо-востока на юго-запад. Это именно то, что древние греки называли Бореем – холодным северо-восточным ветром.

Ну, и, наконец, природных богатств в этих местах предостаточно. Не будем перечислять многочисленных представителей флоры и фауны, так же, как не будем вставлять в наше повествование многостраничный перечень природных ископаемых. Упомянем самое характерное. Некоторые участки рек просто «выложены» пиритом (золотой обманкой), что, действительно, создаёт визуальное впечатление, будто реки текут «в золотых руслах», а горы сделаны из золота.

Совпадает всё! Хотя, всё совпасть, по закону подлости, не может, и режущая глаз несостыковка имеется. Северные Увалы никак не подходят на роль Мировой горы по размерам. Мы помним, что все легендарные вершины описывались, как нереально высокие. Высота горы Каф определялась в «пятьсот лет пути» - при средней скорости пешехода 4 километра в час, это 17 520 000 километров. Не менее фантастической была и высота горы Меру – 86 000 йоджан, что равно 1 204 000 километров; в более правдоподобной версии высота её в абсолютных цифрах не называлась, но говорилось, что она вершиною достаёт до неба. Касались облаков, если верить Геродоту и Плинию, и Рипейские горы. Ну, и, наконец, самой скромной была Хукарья, высочайшая вершина Хары Березайти, составлявшая в высоту «рост тысячи мужей» - что-то около двух километров.

Но даже двухкилометровая Хукарья не сопоставима с Северными Увалами, которые максимально в высоту могут выжать из себя 293 метра! В этом месте Светлана Васильевна споткнулась, смутилась и начала бессвязно лепетать, что, де, высота – понятие субъективное и, если смотреть лёжа, то Увалы покажутся ого-го какими. К тому же, за многие тысячи лет, их могло смыть дождями и выветрить ветрами, а потому «мы не можем с определенностью сказать о том, какова была высота Северных Увалов 3 - 5 тысяч лет назад, то есть в эпоху индоиранской древности (с точностью хронологизировать нижнюю границу которой не представляется возможным)» (Информационный бюллетень Международной Ассоциации по изучению культур Центральной Азии, выпуск 11, стр. 31-45).

Возразить на это могу следующее: ни три, ни пять тысяч лет назад Северные Увалы не были двухкилометровыми громадинами. Высота их тогда была такой же, как и сейчас плюс-минус полметра. Пять тысяч лет, для сравнения, это ориентировочный возраст Сфинкса. За это время его не сдуло и не смыло, а лишь немного поцарапало и то благодаря, в основном, наполеоновским канонирам, практиковавшимся на нём в стрельбе из пушек!

Рискуя до конца дней своих потерять дружбу со Светланой Васильевной, готов я сделать тот шаг, на который она почему-то не решается. Итак, мы нашли место, идеально соответствующее описаниям местоположения легендарных гор, но это ещё не значит, что мы нашли сами горы.
 
 

Гора Меру – это Ледник

Всё, что было написано в «Ригведе», «Авесте», античных географиях и исламских сурах описывает не Северные Увалы. Они лишь слабая тень, отражение того, о чём идёт речь в перечисленных источниках. Легендарная самоцветная гора высотой два километра, известная нам под именами Меру, Хара Березайти, Рипеи, Каф – это ледник!

Само происхождение Северных Увалов наводит на столь смелую мысль. Помните выше приведённую цитату про водораздел Северного Ледовитого океана: «...сложен ледниковыми и флювиогляциальными отложениями; на наиболее повышенных участках развиты выходы коренных пород».

Валдайского оледенение
Тёмным показаны границы Валдайского оледенения

 
Северные Увалы – детище последнего оледенения, известного в отечественных научных кругах под названием Валдайского, а в западных – Висконсинского. Это отпечаток ледника, след, оставленный им.

Валдайское оледенение случилось уже на человеческой памяти. Оно началось 65-60 тысяч лет назад, достигло максимума 20-18 тысяч лет назад, начало убывать 11,5 тысяч лет назад и 8 тысяч лет назад сошло на нет. «Аномальные» с точки зрения академика Мещерякова Валдайская, Галичская, Грязовецко-Даниловская возвышенности, Северные Увалы и Тиманский кряж – всего лишь отметины того уровня, где остановился ледовый щит. Он-то и создал их, как бульдозер сдвинув верхние пласты почвы.

Явление это отлично знакомо геологам и называется морена: «Краевые (конечные) морены образуются при длительном стационарном положении края ледника. В краевой части ледника происходит сгруживание приносимого обломочного материала – образуется насыпная конечная морена. В ряде случаев развита напорная конечная морена, образующаяся под напором продвигающегося ледника на образовавшиеся при стационарном положении отложения и на породы подледного ложа. В формировании краевых морен существенную роль играют водно-ледниковые процессы и отложения. Сложность процессов формирования конечных морен проявляется в значительной неоднородности их состава и строения. Это особенно свойственно напорным моренам, в которых можно наблюдать сложное чередование нарушенных морен, водно-ледниковых отложений и подледных коренных пород» (прекрасный образчик топорно-казённого языка!).

Со сформировавшегося под напором ледника гребня, водные потоки устремились на юг, в сторону противоположную фронту ледового щита. А водоразделом эта область станет позже, когда ледовые массы начнут отступать и на вдавленную их тяжестью поверхность земли хлынут воды будущей Северной Двины.

Итак, мы имеем объективную предпосылку, доказанную геологией, что Северные Увалы и все остальные возвышенности, составляющие с ними единую геоморфологическую структуру, образованы фронтом ледника.

Но из этой аксиомы вытекает уже субъективный вопрос – мог ли этот ледник запечатлеться на тысячелетия в короткой человеческой памяти и стать прообразом Мировой горы? А почему бы и нет?! Попробуем доказать.

В этом месте я хотел вставить красивую фразу «Контакт человечества с ледником начался ещё в раннем плейстоцене», но вовремя одумался, поскольку человечество человечеству рознь, а в раннем плейстоцене заправляли неандертальцы, которые имели к современному человеку такое же сродство, какое акулы имеют к дельфинам.

Совпало так, что когда я уже работал над этой статьёй один из кабельных образовательных каналов «прокрутил» фильм производства Би-би-си «История человечества», где британские кинодокументалисты сделали попытку художественно изобразить многотрудный путь нашего рода. Однако, не смотря на то, что би-би-сейные продюсеры не поскупились на реквизит и компьютерные спецэффекты, документального кино у них не вышло. Получилась экранизация самого полного сборника исторических стереотипов и штампов. Был в этом фильме эпизодец и про неандертальцев. Во время его просмотра у меня просто слёзы от умиления на глаза навернулись – так трогательно были там показаны сценки неандертальско-человеческого сосуществования, совместные мамонтовьи охоты и весёлые пирушки после них. Просто апофеоз пролетарского интернационализма! Так, вот, всё показанное в том киношедевре, претендующем на документалистику, даже не бред сивой кобылы, а бред сивой кобылы, страдающей шизофренией, по укурке.

Никаких оснований водить дружбу с неандертальцами у наших предков не было. Ни о каких совместных охотах речь не шла, а о совместном проживании и подавно. Ну, хотя бы потому, что неандертальцы существами были, мягко говоря, недружелюбными. Даже внутри их прайдов постоянным явлением были свары, стычки и кровавые драки между членами одного семейства. Причём, побеждённые в очередной заварухе шли на ужин победителям, так как до самого своего исчезновения с лица земли, неандертальцы не избавились от пристрастия к каннибализму. Рискну предположить, что все эти тролли, гоблины, лесные людоеды и прочая фольклорная нечисть, от которой лучше держаться подальше, имела вполне реальных прототипов в лице наших предшественников.

Анатомическое сравнение неандертальца с современным человеком
Анатомическое сходство не всегда служит показателем родства

 
Кроме того, недавние генетические исследования в пыль разнесли «академические представления» о якобы имеющемся родстве между нами. Объективные методы генетики, а не отвлечённые умствования кабинетных теоретиков от истории доказали, что неандертальцы нам не предки, не братья и даже не кузены. В настоящий момент под сомнение ставится даже вопрос к одному ли биологическому роду мы относились. В биологии это определяется элементарно: если две особи способны скрещиваться между собой и давать жизнеспособное потомство, в свою очередь способное к размножению, то они имеют биологическую близость. Исследование единственного обнаруженного на сей день гибрида человека и неандертальца показало, что это был недоразвитый, нежизнеспособный ублюдок, не способный, к счастью для нас, к деторождению. А потому, когда в период от 30 до 25 тысяч лет назад Homo sapiens истребил своих предшественников, у нас не осталось даже парочки полукровок для зоопарка.

А наши предки уже в полностью сформированном виде возникли из ниоткуда 40 000 лет назад, согласно официальным датировкам, и к максимуму последнего оледенения стали господствующей силой на пространстве от атлантического побережья до казахских степей. Их победа над более древними и лучше приспособленными к тогдашним природным условиям неандертальцами говорит, что они были сильным сообществом, организационно, технически и интеллектуально превосходящим конкурентов. Это были люди, чьи способности были не ниже, чем у нас сегодняшних. И они вполне могли испытать сильнейшее эмоциональное потрясение, оказавшись у подножия ледяного монолита высотой в несколько километров.

Ледник в мультфильме «Ледниковый период»
Ледник в мультфильме «Ледниковый период»

 
Давайте попытаемся представить, какая картина открылась их взорам? Это была даже не гора, а отвесная ледяная скала, высящаяся гигантской стеной в обе стороны от горизонта до горизонта, отчего казалось, что она опоясывает весь мир. Ввысь эта громадина возносилась на два-три километра. Обычные горы из привычных пород имеют более-менее пологие склоны, что визуально скрадывает их высоту. Ледник, за счёт иной структуры, предгорий не имел, фронтальная его часть была строго вертикальной, что зрительно увеличивало и без того головокружительную высоту ледяного монолита. Вершина его с подножия была не видна – атмосферная влага конденсировалась над ней от холода в постоянные облака, отчего казалось, что гора верхушкой касается небес. В лучах солнца лёд слепил, играя переливами огней и создавая впечатление, что весь этот массив сложен из драгоценных камней. А на восходе и на закате окрашивался в бордово-розовые тона, вызывая иллюзию золотого блеска. Это холодное величественное великолепие не могло не заставить даже самые чёрствые души не задуматься над собственной ничтожностью, столь остро ощущаемой на фоне незыблемой ледяной громады...

Ледник в Антарктиде
А как он выглядел на самом деле сегодня
можно представить только оказавшись в Антарктиде

 
Но вышло так, что потомки той кучки морально подавленных приматов, разглядывавших, задрав головы, ледяную вершину, переживут её и станут единственным носителем памяти о ней, когда её самой не станет. Они не забудут испытанного чувства почти религиозного благоговения перед кажущейся её несокрушимостью и воспоют её в гимнах «Ригведы», яштах «Авесты», сурах «Корана» и многих других менее известных и не столь значимых произведениях, уже не как ледяную, а как хрустальную, самоцветную и золотую обитель богов!

Понятно, что помимо гипотетического психологического воздействия на людей, ледник оказывал и вполне конкретное влияние не только на все живые организмы, но и на сам лик планеты. Гигантское количество воды, аккумулированное в нём – по разным оценкам от 26 до более 100 миллионов кубических километров – было выключено из естественного круговорота. Это делало уровень морей и океанов на 120 - 150 метров ниже, чем сейчас. Соответственно, береговая линия материков времён оледенения существенно отличалась от теперешней.

Европа, например, была полноценным континентом, а не жалким аппендиксом Азии. Англия и Ирландия не были островами. Северного моря не существовало, а Балтийское было пресноводным озером. Не было и Берингова пролива – Азия соединялась с Северной Америкой сухопутным мостом. Все современные острова были гораздо больше по площади, а кроме ныне существующих, в каждом океане были значительные участки суши, ушедшей под воду после таяния ледника и спровоцированного им подъёма уровня моря. Так, в Атлантике над водой ещё высились вершины подводных хребтов Срединно-Атлантического, Канарского, Сьерра-Леоне, Подкова; в Тихом – Сала-и-Гомес; а в Индийском существовал целый континент, включающий Сейшелы, прилегающее к ним ныне затопленное плато, Мадагаскар и значительную территорию южнее его. Не эти ли земли запечатлелись в преданиях об Атлантиде, Пацифиде, Лемурии, континенте Му и прочих географических объектах, существование некогда которых упёртая официальная наука продолжает отрицать, иногда противореча собственным же данным.

Границы суши времён Ледникового периода
Границы суши времён Ледникового периода;
контуром показаны современные очертания береговой линии

 
А в наиболее интересующем нас Северном ледовитом океане, ставшем прообразом Молочного океана, Студёного моря и моря Мрака, тоже существовал обширный архипелаг. Шпицберген, Новая Земля, Северная Земля, Новосибирские острова и острова Врангеля по площади были минимум в четыре раза крупнее нынешних осколков. Ещё дальше к северу над водой возвышались вершины хребтов Ломоносова, Менделеева, Гаккеля, Альфа. Кроме того, береговая линия самого континента проходила севернее, местами на 2000 километров. Всю эту гигантскую территорию ныне отняло у нас море, оставив лишь память по ней в виде легенд о затонувшем приполярном континенте Арктида и существовавшей на ней прародине ариев Арьяна Ваэджо.

Валдайское оледенение
Во времена Валдайского оледенения Евразия соединялась с Северной Америкой
сухопутным мостом не только через Берингов пролив, но и через полюс

 
То, что эти земли существовали, причём даже ещё на человеческой памяти, не отрицает даже академическая наука. Другой вопрос, мог ли на них обитать человек, да, и другие живые существа тоже. Откуда все эти побасенки про заполярные цветущие и благодатные края типа Гипербореи или Страны Блаженных? Если сейчас в Заполярье жизнь не сахар, так что же там могло быть во времена оледенения?

Лето в Заполярье
Типичный летний пейзаж российского
Заполярья (фото автора)

Парадоксально, но ледник оказывал и благоприятное влияние на климат отдельных регионов, в частности севера Европейской части России. «Кухней погоды» в то время была не Арктика, а Северная Атлантика. Идущие оттуда влажные циклоны и определяли погодные условия Евразии. На пути атлантических циклонов стояли две непреодолимые преграды. Во-первых, сам ледник, как горный массив закрывавший центр нашего континента. И, во-вторых, постоянно стоящий над массивом ледника антициклон. Два этих фактора не позволяли холодным и влажным атлантическим массам прорваться на равнины Евразии. Они отклонялись южнее и несли влагу в Средиземноморье и на Ближний Восток. За счёт этого Сахара была зелёной саванной, Египет обильно орошался дождями (там ещё во времена Пирамид дома делали с водостоками), а так называемый «Благодатный полумесяц», с которым официальная наука связывает происхождение и распространение человека, представлял собой зону густых субтропических лесов.

Последний факт заставляет серьёзно задуматься в благодатности «Благодатного полумесяца». Любой охотник знает, что охота в лесу, где у животного больше шансов спрятаться, занятие трудное и малоэффективное. Понимали (или убедились на практике) это и тогдашние насельники этого региона. Основным способом добыть себе пропитание стало для них собирательство – самый примитивный вид хозяйственной деятельности человека. Соответственно, вели они кочевой образ жизни, бродили маленькими группками, жилищ не строили, поселений не основывали. Захоронения их скудны. Среди обнаруживаемых в них орудий каменные преобладают над костяными, да, и те, обработаны крайне грубо и неумело.

Зато к северу от этих мест жизнь кипела. Даже, как ни странно, у подножия ледника условия тогда были лучше, чем во мнимом «эпицентре цивилизаций». Тут необходимо отрешиться от одного стереотипа, навеянного современными реалиями. Сегодня подавляющая часть заполярных сухопутных площадей — это тундра. Не растёт на ней ничего, даже, не из-за краткости полярного лета, а по той простой причине, что тундра – это болото, покоящееся на вечной мерзлоте. А тот же Валдайский ледник стоял на твёрдой земле. Иначе и быть не могло, поскольку такая махина просто провалилась бы в болото. В районе ледника было холодно и сухо – избыток влаги им же и поглощался, а влажные атлантические циклоны, как мы разобрали выше, обходили его стороной. Поэтому природа приледниковой зоны напоминала не тундру, а, скорее, альпийские луга с обильным травостоем, достаточным для пропитания целых стад таких не мелких зверушек, как мамонты, гигантские олени, бизоны, овцебыки или шерстистые носороги. А южнее 52 градуса северной широты, уже стояли полноценные леса. Изобилие растительности создавало оптимальные условия для травоядных, а они, в свою очередь, становились пищевой базой для человека.

Наложился и так называемый «человеческий фактор». Сама природа приледниковых областей требовала не засадного, а облавно-загонного типа охоты. Такой тип охоты является коллективным и требует не только значительного числа участников, но и высокой их организации, слаженности и выучки всего коллектива. В конечном итоге это и определило то, что очаг самой высокой на тот момент культуры образовался не в «Благодатном полумесяце», а протянулся широкой полосой по землям, прилегающим к леднику. К последнему постулату имеется очень красочная иллюстрация: неандертальцы в эти места не совались! Видимо, сплочённые охотничьи общины умели дать непрошеным гостям от ворот поворот.

Приледниковый климат и диктуемый им образ жизни сказался и на формировании расового типа представителей тех охотничьих племён. Чтобы пропускать максимум солнечных лучей кожа стала белой. Общее уменьшение пигмента привело к тому, что волосы стали светлыми, а глаза голубыми или серыми. Для согревания вдыхаемого холодного воздуха нос стал длинным, узким и прямым. Уменьшение объёма внутричерепных воздушных пазух повлекло за собой изменение пропорций черепа в целом: он стал вытянутым в длину, с маленьким узким подбородком и широким и высоким мозговым отделом. Холодовой фактор сказался даже на форме ушных раковин – они стали маленькими, круглыми, практически без мочек. Следствием жизни на открытых пространствах стал высокий рост, а постоянные физические нагрузки и преобладание в рационе мяса и жиров «выковали» нормостенический тип скелета и атлетическое сложение тела. А в психическом плане, суровые условия жизни, постоянная борьба с природой, охота как способ повседневного существования, привели к формированию весьма сурового и воинственного типа личности: «характер нордический, беспощаден к врагам рейха».

...А потом всё кончилось. 12 тысяч лет назад началось таяние ледника, а 11,5 тысяч лет назад процесс стал необратимым и катастрофическим. Доконали ледник всё те же атлантические циклоны (Л.Н. Гумилёв). Ударяясь в него, как в крепостную стену, они «сбрасывали» значительную часть влаги, тут же конденсирующейся на его холодной поверхности. В результате ледниковый щит стал формироваться неравномерно: активно прирастать с запада, питаемый влагой Атлантики, и столь же активно подтаивать с востока. И в один прекрасный день западная часть ледника просто откололась от основного массива и съехала в океан. Барьер рухнул! Холодные влажные массы с «ледовитой» Атлантики прорвались на Восточно-Европейскую равнину, где обрушились аномальными снегопадами. Это в свою очередь привело к крупномасштабной экологической катастрофе: началась массовая гибель травоядных не умеющих тебеневать, то есть добывать траву из-под снега. «Золотой век» человечества кончился – начиналась пора приспособления к новым условиям, так не похожим на те, в которых биологический вид Homo sapiens принял тот облик, в котором мы его знаем и сейчас!

Ну, а как же Гиперборея-то? – а почему бы и нет?! Описанное мною таяние ледника случилось не в один миг и не за сутки, а растянулось почти на 4000 лет. Сориентировавшись, животные и по их следам человек стали уходить из неблагоприятного коридора, по которому гуляли атлантические циклоны, заваливая его зимой снегом, а летом превращая в сплошное болото. Переселение шло не только на юг (более-менее развитые культуры на Кавказе и в Средней Азии появляются именно в это время и в прямой связи с этими миграциями), но и на север. Там, в силу естественных причин, осколки ледника сохранялись дольше и часть племён предприняла тщетную попытку «законсервироваться» в привычных условиях (многочисленные их следы на Кольском полуострове нашли независимо друг от друга экспедиции В.Н. Дёмина и Е.С. Лазарева). Очень скоро их отрезало от ушедших на юг собратьев полосой непроходимых снежных тундр. Дальнейшая их судьба не известна, а память о них осталась лишь в преданиях о счастливом племени гиперборейцев.

Я не в горячке ляпнул, что не только в священных текстах, но и во многих других источниках имеются, пусть косвенные, но упоминания легендарных гор! Только, как всегда, те источники, которые я считаю более достоверными, чем все диссертации по истории вместе взятые, у ортодоксальных сторонников академических версий вызовут смех, потому как мои свидетели – это мифы, легенды и сказки.

Девнескандинавские представления об обитаемых мирах
Согласно древнескандинавским
космогоническим представлениям,
изложенным в «Эддах»,
обитаемые миры ограничены
непроходимыми ледяными горами

Разумеется, весь мировой фольклор перебрать мне не по силам, но в качестве доказательства проанализировать творчество какой-нибудь небольшой народности придётся, дабы не быть голословным. А чтобы самому себе задачу усложнить, выберем-ка мы для исследования этнос от гор далёкий, исторически тяготевший к расселению по берегам рек – русских.
Идея написания данной работы впервые меня посетила, когда я прочёл русскую народную сказку «Хрустальная гора» (уже название говорит обо всём!). Не могу не привести её целиком:

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь; у царя было три сына.
Вот дети и говорят ему:
- Милостивый государь-батюшка! Благослови нас, мы на охоту поедем.
Отец благословил, и они поехали в разные стороны.
Младший сын ездил, ездил и заплутался; выезжает на поляну, на поляне лежит палая лошадь, около этой падали собралось много всяких зверей, птиц, гадов. Поднялся сокол, прилетел к царевичу, сел ему на плечо и говорит:
- Иван-царевич, раздели нам эту лошадь; лежит она здесь тридцать три года, а мы все спорим, а как поделить - не придумает.
Царевич слез с своего доброго коня и разделил падаль: зверям - кости, птицам - мясо, кожа - гадам, а голова - муравьям.
- Спасибо, Иван-царевич! - сказал сокол. - За эту услугу можешь ты обращаться ясным соколом и муравьем всякий раз, как захочешь.
Иван-царевич ударился о сырую землю, сделался соколом, взвился и полетел в тридесятое государство; а того государства больше чем наполовину втянуло в хрустальную гору.
Прилетел прямо во дворец, оборотился добрым молодцем и спрашивает придворную стражу:
- Не возьмет ли ваш государь меня на службу к себе?
- Отчего не взять такого молодца?
Вот он поступил к тому царю на службу и живет у него неделю, другую и третью.
Стала просить царевна:
- Государь мой батюшка! Позволь мне с Иваном-царевичем на хрустальной горе погулять.
Царь позволил. Сели они на добрых коней и поехали. Подъезжают к хрустальной горе, вдруг, откуда ни возьмись, выскочила золотая коза. Царевич погнал за ней; скакал, скакал, козы не добыл, а воротился назад - и царевны нету! Что делать? Как к царю на глаза показаться? Нарядился он таким древним старичком, что и признать нельзя; пришел во дворец и говорит царю:
- Ваше величество! Найми меня стадо пасти.
- Хорошо, будь пастухом; коли прилетит змей о трех головах - дай ему три коровы, коли о шести головах - дай шесть коров, а коли о двенадцати головах - то отсчитай двенадцать коров.
Иван-царевич погнал стадо по горам, по долам; вдруг летит с озера змей о трех головах:
- Эх, Иван-царевич, за какое ты дело взялся? Где бы сражаться доброму молодцу, а он стадо пасет! Ну-ка, отгони мне трех коров.
- Не жирно ли будет? - отвечает царевич. - Я сам в суточки ем по одной уточке, а ты трех коров захотел... Нет тебе ни одной!
Змей осерчал и вместо трех захватил шесть коров; Иван-царевич тотчас обернулся ясным соколом, снял у змея три головы и погнал стадо домой.
- Что, дедушка, - спрашивает царь, - прилетал ли трехглавый змей, дал ли ему трех коров?
- Нет, ваше высочество, ни одной не дал!
На другой день гонит царевич стадо по горам, по долам; прилетает с озера змей о шести головах и требует шесть коров.
- Ах ты, чудо-юдо обжорливое! Я сам в суточки ем по одной уточке, а ты чего захотел! Не дам тебе ни единой!
Змей осерчал, вместо шести захватил двенадцать коров: а царевич обратился ясным соколом, бросился на змея и снял у него шесть голов. Пригнал домой стадо; царь и спрашивает:
- Что, дедушка, прилетал ли шестиглавый змей, много ли мое стадо поубавилось?
- Прилетать-то прилетал, но ничего не взял!

Поздним вечером оборотился Иван-царевич в муравья и сквозь малую трещину заполз в хрустальную гору; смотрит - в хрустальной горе сидит царевна.

- Здравствуй, - говорит Иван-царевич, - как ты сюда попала?
- Меня унес змей о двенадцати головах; живет он на батюшкином озере. В том змее сундук таится, в сундуке - заяц, в зайце - утка, в утке - яичко, в яичке - семечко; коли ты убьешь его да достанешь это семечко, в те поры можно хрустальную гору извести и меня избавить.
Иван-царевич вылез из той горы, снарядился пастухом и погнал стадо. Вдруг прилетает змей о двенадцати головах:
- Эх, Иван-царевич! Не за свое ты дело взялся; чем бы тебе, доброму молодцу, сражаться, а ты стадо пасешь... Ну-ка отсчитай мне двенадцать коров!
- Жирно будет! Я сам в суточки ем по одной уточке, а ты чего захотел!
Начали они сражаться, и долго ли, коротко ли сражались - Иван-царевич победил змея о двенадцати головах, разрезал его туловище и на правой стороне нашел сундук; в сундуке - заяц, в зайце - утка, в утке - яйцо, в яйце - семечко.

Взял он семечко, зажег и поднес к хрустальной горе - гора скоро растаяла.

Иван-царевич вывел оттуда царевну и привез ее к отцу; отец возрадовался и говорит царевичу:
- Будь ты моим зятем!
Тут их и обвенчали; на той свадьбе и я был, мед-пиво пил, по бороде текло, в рот не попало.

Это безусловный шедевр! Это индикатор глубины народной памяти! Это рассказ, присланный нам из времён Валдайского оледенения! Это не выдумка, а описание реальных явлений. Если в образе хрустальной горы в этой сказке выведен не ледник – тогда что?! Что может обозначать фраза «а того государства больше чем наполовину втянуло в хрустальную гору», как не наступление ледового щита на некогда освоенные человеком земли? И что это за хрусталь, который тает от тепла – «взял он семечко, зажег и поднес к хрустальной горе - гора скоро растаяла»? Хрусталь, равно как и стекло, и самоцветы, и алмазы, и все прочие драгоценные камни в устном творчестве являются коррелятом льда и ничем иным!

Среди стандартного набора сказочного антуража – он, она, многоголовое чудо-юдо – легко читаются аналогии с ведическими преданиями. Мы помним, что в одной из версий гора Меру называлась «сложенной из хрусталя» - поэтому сомнений не вызывает, что она же безымянно фигурирует и в русской сказке. Русская хрустальная гора, как и Меру, вполне подходящее место для прогулок – «Позволь мне с Иваном-царевичем на хрустальной горе погулять». Вполне обитаема она не только по эту сторону, но и по ту – «Поздним вечером оборотился Иван-царевич в муравья и сквозь малую трещину заполз в хрустальную гору; смотрит - в хрустальной горе сидит царевна...». Как на Меру, на ней обитают диковинные животные – «Подъезжают к хрустальной горе, вдруг, откуда ни возьмись, выскочила золотая коза». Разумеется, что даже козы там золотые...

Артемида с Керинейской ланью
Артемида с Керинейской ланью

Золотая коза в этой сказке персонаж, хотя и второплановый, но, тем не менее, знаковый. Вообще-то, мировая мифология изобилует золотыми парно- и непарнокопытными от летающего барана, чья шкура станет золотым руном аргонавтов, до бажовского олешка-золотые рожки. Но, как ни странно, опознать золотую козу и даже найти её хозяйку мне не составило труда. Козой в сказке «Хрустальная гора» русские обозвали животное, которое древние греки поэтично именовали Керинейской ланью. Была она золотой с медными ногами, а потому не знала усталости и ни один охотник не мог её выследить и догнать. Удалось это только Гераклу, причём поимка Керинейской лани стала четвёртым его подвигом, наравне, скажем, с пленением адского пса Цербера. Сложность данного деяния заключалась ещё и в том, что Керинейская лань была личным животным и любимицей богини охоты Артемиды.

А дальше препарируем родственные связи: Артемида дочь Зевса и Лето, сестра-близнец Аполлона. Резиденция богини Лето и солнцебога Аполлона – блаженная Гиперборея. Гиперборея расположена по ту сторону Рипейских гор. А поскольку мы исходим из предпосылки, что хрустальная гора и Рипеи – это одно и тоже, то и в появлении эллинской Керинейской лани в русской народной сказке нет ничего удивительного! Шах и мат!

Но, несмотря на все перечисленные чудесные свойства, для людей хрустальная гора – чужеродный объект, узнав, что «можно хрустальную гору извести» главный герой тут же пользуется этим, за что получает стандартный набор сказочных поощрений в виде царевны и полцарства. Кстати, аналогичный сюжет имеет венгерская сказка «Король Ледяного королевства». Её главный герой Янош упрашивает Солнце пройти над Ледяным царством, расположенным в некоей гористой местности далеко на севере, после чего ледяные горы тают, а Янош становится королём освобождённых ото льда земель.

«Хрустальная гора» самая показательная, но не единственная русская сказка на «ледниковую» тему. В архаичном варианте сказки «Медное, Серебряное и Золотое царства» у некоего царя повелитель ветра Вихрь похищает жену – царевну Настасью-золотую косу. Разыскивать похищенную матушку отправляются сначала старшие братья, а затем и младший, которого зовут, разумеется, Иваном. Братьев Иван-царевич нагоняет – где бы вы думали? – у подножия стеклянной горы:

...Доехал до стеклянной горы. Стоит гора высокая, верхушкой в небо упёрлась. Под горой – два шатра раскинуты: Петра-царевича да Василия-царевича.
- Здравствуй, Иванушка! Ты куда путь держишь?
- Матушку искать, вас догонять.
- Эх, Иван-царевич, матушкин след мы давно нашли, да на том следу ноги не стоят. Пойди-ка попробуй на эту гору взобраться, а у нас уже моченьки нет. Мы три года внизу стоим, наверх взойти не можем.
- Что ж, братцы, попробую.
Полез Иван-царевич на стеклянную гору. Шаг наверх ползком, десять – вниз кубарем. Он и день лезет, и другой лезет. Все руки себе изрезал, ноги искровянил. На третьи сутки долез он до верху...

Последний абзац очень реалистично описывает картину восхождения на ледник человека, не имеющего альпинистской подготовки и соответствующего снаряжения. Одолев-таки «стеклянную» вершину, Иван-царевич обнаруживает, что жизнь за ней бьёт ключом. Одно за другим проходит он Медное, Серебряное и Золотое царства, в которых стоит матриархат, и правительницы которых предлагают себя Ивану в жёны. Добравшись до владений Вихря, Иван-царевич убивает его в поединке и, забрав мать, возвращается домой, причём правительницы волшебных царств эвакуируют свои владения (по сказке скатывают их в яичко) и уходят вместе с Иваном. Аналогии с античными описаниями Гипербореи опять просто вопиющие: Вихрь – Борей, стеклянная гора – Рипейские горы, волшебные царства – сама Гиперборея; даже царицу Золотого царства зовут вполне по-гречески Елена Прекрасная!

Кроме Ивана-царевича на ту же самую гору взбирается вдовий сын – герой польской сказки «Волшебная гора». На её вершине он ищет волшебную траву, чтобы оживить умершую мать (я, почему-то не упомянул, что на Меру росли волшебные травы, из которых боги получали напиток бессмертия амриту, более известную нам под греческим её именем амброзия – а, вот, даже это пригодилось!). На стеклянной горе обзаводится невестой норвежский Аскелладен – аналог нашего Иванушки-дурачка – из сказки «Принцесса на стеклянной горе». Латышский эпический герой Лачплесис карабкается на алмазную гору – а мы уже неоднократно подчёркивали, что это такой же коррелят льда, как хрусталь и стекло. А эстонцы, вообще, называют все вещи своими именами, не прибегая к ненужным аллегориям и гиперболам. Их Калевипоэг отправляется «к цветущему берегу счастья», который расположен

...за горами ледяными,
За холмами снеговыми...

Далеко на севере, после многотрудного плавания во льдах, обнаруживает блаженную землю кельтский герой Бран. Земля та носит до боли знакомое название – остров Буан! Вот, так – оказывается, предки ирландцев тоже бывали на нашем славном остове Буяне! Причём, не просто бывали, а считали его своей родиной. Кельтские легенды говорят, что ирландцы – племя богини Дану – пришли на Британские острова откуда-то с севера. И как же вытянулись лица сторонников официальных версий и общепринятых точек зрения, когда и эту легенду подтвердила археология, дав однозначное заключение, что, действительно, Великобритания и Ирландия заселялись не с юга, из Европы через Ла-Манш, а с севера. Правда, откуда именно переселились ирландцы в Ирландию нынешняя археология пока не установила, а в предположениях осторожничает. Ну, так, мы-то с вами уже знаем откуда...

Да, что там ирландцы – в волшебной стране Бумба, расположенной за Молочным морем, побывала даже делегация сугубо сухопутного народа, калмыков! Её руководитель Джангар, герой одноимённого калмыцкого эпоса, после визита туда даже добавил к своему званию звучный титул «Молочного моря владыка».

Далее перечислять сказочные произведения, в которых фигурируют стеклянные горы, хрустальные палаты и ледяные избушки не будем – желающие сами без труда отыщут их в любом сборнике сказок – а мы обратимся к другому пласту русского фольклора, к былинам.

Сказки, по мнению официальной науки, это нечто абсолютно несерьёзное, не достойное её драгоценного внимания и представляющее интерес разве только для издателей детской развлекательной литературы. Былины же у догматиков от науки пользуются куда большим авторитетом и считаются более достоверными источниками информации – их собирают, изучают и даже пытаются как-то трактовать в меру своего примитивного сознания. Ну, а то, что в оное сознание не помещается – остаётся за кадром. Как, например, тема нашего маленького исследования. Что же расскажут нам былины?

Илья Муромец
Былинные персонажи умудряются
стать даже христианскими
святыми – Илья Муромец
канонизирован в 1643 году, как
угодник Киево-Печёрской лавры.

Обычно сборники былин так называемого «богатырского цикла» начинаются со Святогора – начнём с него и мы. Святогор образ исключительно архаичный. Исходит он из славянских языческих верований, а потому крайне сложен для традиционалистских трактовок, тупо датирующих время действия былин богатырского цикла Х веком только на основании упоминания в них князя Владимира.

Примечателен Святогор тем, что ни в одной из дошедших до нас былин он не показан сражающимся с каким-то другим богатырём. Среди смертных у него просто нет адекватных соперников. Например, Илью Муромца вместе с конём он запросто может положить в карман. Вместо чуд-юд тягается Святогор с самой Матерью-Сырой Землёй или начинает строить каменный столб до неба. С какой же целью наделён богатырь такой чудовищной силой?

Ответ на этот вопрос утерялся после христианизации Руси, поскольку не вписывался в каноны новой веры. Святогор сам был изначально языческим богом. Функциональное его предназначение заключалось в двух вещах. Во-первых, он хранил стожар – ось, вокруг которой вращаются Земля и Небо: «Землю с Солнцем носил и звёзды держал, и Свет крепил». А, во-вторых, сторожил выход из преисподней, дабы заточённые там силы зла не прорвались в наш мир. Но и расплата за могущество не заставила себя долго ждать – Мать-Сыра Земля перестала держать вес исполина и обитать ему пришлось в горах, от которых он и получил своё прозвище.

От Святогора Илья Муромец переймёт меч-кладенец
От Святогора Илья Муромец
переймёт меч-кладенец и
старшинство среди русских
богатырей.

В греческой мифологии у Святогора есть аналог – великан Атлант. Он так же выполняет функцию поддержания миропорядка – держит на плечах небосвод. Его массы не выдерживает земля и потому стоит он на горах, носящих название Атласских. Горы те расположены на краю земли, на берегу наружного океана. Перед ними на много дней пути простираются необозримые пустыни, спалённые солнцем (прямо как перед Меру и перед Рипейскими горами!). Единственным достоянием небодержателя является чудесный сад, в котором растёт дерево с золотыми яблоками – чтобы добыть их Гераклу пришлось совершать одиннадцатый подвиг. Свои земные жизни титаны закончили тоже одинаково – они оба окаменели. Можно было бы и тут сказать о полной тождественности Атласских гор с легендарными вершинами, если бы не явная нестыковка в географическом положении. В отличие от последних, Атласские горы расположены не на севере, а на «крайнем западе, там, куда на ночь спускается Солнце». Но спишем этот факт на никудышнее знание древними греками географии.

Подлинного имени Святогора мы не знаем, да и прозвище дошло до нас в исковерканном виде. Правильно оно должно звучать как Светогор, так как горы, на которых была его застава, назывались Светлыми. Располагались они на севере, у Студёного моря, поэтому иначе их называли Сиверными. Былины не называют их напрямую ни ледяными, ни, даже, хрустальными, но горный массив, скажем, из каменного угля Светлым наши тонко всё подмечавшие предки вряд ли бы назвали. Так, что их название можно рассматривать как намёк на свойства породы, из которой они состоят. А что за светлая порода может быть на берегу Студёного моря, думаю, понятно!

Доказать это предположение можно и другим путём. Одной из задач Святогора было охранять выход из Подземного царства. Согласно славянским верованиям, располагался он между корней Мирового дерева (того самого пушкинского дуба зелёного).

Руна славянского рунического алфавита «Мир»
Начальная руна
славянского
рунического
алфавита «Мир»
– символическое
изображение
Мирового дерева
– ныне
«разветвилась»
в кириллическую
букву Ж.

По космогоническим представлениям наших предков, Мировое дерево представляет собой хребет структурной основы Вселенной. Корни его достигают преисподней, ветви поддерживают небо. Место, где его крона касается небес, обозначено Полярной звездой (а мы помним, что у ариев Полярная звезда сияла над вершиной горы Меру). Выполняет Мировое дерево и роль стожара – оси вращения планеты.

Из этих описаний понятно, что произрастать оно может в единственном месте – на Северном полюсе. Более подробно я разбирал это в своих работах «Morituri» и «Обратный билет» и, дабы избежать повторов, адресую заинтересовавшихся к ним. К изложенному там добавлю только, что прообраз Мирового дерева тоже пришёл в славянские верования из ведических. Он гипертрофировался из такого образа, как волшебное дерево Джамбу. Произрастает оно, разумеется, на горе Меру в чудесной роще богов Нанданде и отличается тем, что даёт все мыслимые и немыслимые плоды – этакая мечта селекционера-мичуринца. И чтобы закончить мысль, напомню, что всеплодным было и Древо Познания, росшее в христианском раю, в саду Эдеме, на яблочко с которого соблазнилась Ева.

Держава в левой лапе у Орла символизирует земной шар
Держава в левой лапе у Орла
символизирует земной шар и
в точке полюса увенчана
крестом, вытеснившим после
христианизации,
символ Мирового дерева.

По сути, образ Мирового дерева у славян всего лишь принял часть функций общеарийского образа Мировой горы. Сказалась среда обитания: создатели «Вед» жили у предгорий Гималаев, «Авесты» – на Иранском нагорье, а наши предки обитались, в основном, на равнинах вдоль по руслам рек и визуализировать абстрактное представление о структуре Вселенной им было легче и привычней в виде гигантского дуба. А территориально (Северный полюс) и функционально (хребет Вселенной и ось вращения Земли и небес) Мировое дерево и Мировая гора полностью эквивалентны. Тем более, что образ последней никуда у славян не делся, и Мировая гора выведена у них как бел-горюч камень Алатырь.

«Голубиная книга» называет Алатырь-камень «всем камням отец». Это священная скала, которая венчает собой вершину Алатырской горы и закрывает собой вход в преисподнюю – его-то и сторожит Святогор.

На Алатырь-камне высечены законы Сварога, а сам он обладает магическими свойствами, потому-то так часто и упоминается в заговорах: «На море, на окияне, на острове Буяне есть бел-горюч камень Алатырь, никем не ведомый, под тем камнем сокрыта сила могучая, и силе той нет конца». В одном из источников напрямую говорится, что Алатырь расположен в Рипейских горах – данная версия даже вошла в Википедию, хотя, узнав, что исходит она от волхва Буса Кресеня, он же А. Асов, он же А.И. Барашков, я несколько насторожился. Но, думаю, даже без участия Александра Игоревича, аналогии разглядеть мы сумеем: горная гряда Меру – Хара Березайти – Светлые горы и её главная вершина, соответственно, Мандара – Хукарья – Алатырь.

Алатырь-камень в представлении В. Васнецова
Алатырь-камень в представлении В. Васнецова

Частенько езживал на гору Алатырскую и Илья Муромец. С нечистью не бился, а подвиги совершал, в основном, постельные. Прижил с тамошней бабёнкой сына Сокольника. В былине «Илья Муромец и Сокольник», повествующей о встрече Ильи с уже взрослым своим сыном, Сокольник, сначала отцом не узнанный, так рассказывает откуда прибыл он на Русь:

...Я от моря-то морюшка Студёного,
От того-то от камня Алатырского...

Имя матери Сокольника сказители былин, дабы не навлечь на себя гнев церковных властей, предпочитали не называть. Дошло до нас лишь её прозвище, но и оно посвящённым скажет многое: Златогорка – женщина с золотой горы! А золотая гора – это эпитет Меру!

А да ко тому было ко морю, морю синему,
А ко синему как морю, как морюшку Студёному,
Ко тому было ко камушку Латырю,
А ко той как бабы да ко Златыгорки,
А к ней гулял-ходил удалой ведь добрый молодец,
А по имени старой казак Илья Муромец.
Он ходил-гулял Илеюшка к ней двенадцать лет,
Он ведь прижил ей чадышко любимоё...

Славянская руна «Алатырь»
Славянская руна
«Алатырь»
со временем
трансформировалась
в русскую букву А

Называть Златогорку по имени после прихода христианства стало «неполиткорректно» по той простой причине, что она была языческой богиней. Полностью имя её звучит как Майя Златогорка. По славянской божественной генеалогии она была дочерью Святогора и первой женой Дажьбога, от которого родила сына – бога календарного цикла Коляду (от него пошли «календарь» – дар Коляды и «колядки» – праздничные песнопения с целью вымогательства, ныне исполняемые, как правило, накануне Рождества Христова). Сама Майя Златогорка была богиней лета – изображали её с золотыми косами, символизирующими спелые колосья. А теперь ещё раз вспомним, что греческая богиня Лето, мать Аполлона и Артемиды, жила на севере, за Рипейскими горами, в Гиперборее! Сколько ещё нужно привести совпадений, чтобы доказать, что всё это одно и тоже!

Но продолжаем про лёд...

В «Скоморошине про льдину» описывается нетающая морская льдина таких размеров, что на ней умещается целый город под названием Туес:

Во стольнём во городе во Туесе,
За сильней стеной было за жорновом,
Серьди было моря ище синего,
Была тут-де льдина нонь великая,
На ей был городовоёт хозяин-от,
Нековды эта льдина-та не таела.

Далее скоморошина забавно повествует о событиях, развернувшихся в городе Туесе после того как льдина всё же растаяла. Окрашены они в юмористические тона, преподносятся как «война золовок», но сквозь них отчётливо просматривается ужас людей, погибающих в потопе и убивающих друг друга ради места в корабле. Я, наверно, уже утомил всех гиперборейскими параллелями, но и обитаемый айсберг из «Скоморошины о льдине» имеет аналог в греческих мифах. Согласно им, близнецы Аполлон и Артемида были рождены богиней Лето на плавающем (!) острове Делос. И лишь после этого знаменательного события он «стал на якорь» в Эгейском море.

В былине «Соловей Будимирович», в версии Кирши Данилова, фигурирует город изо льда, откуда прибывает гость торговый Соловей Будимирович (не путать с разбойничавшим в наших краях Соловьём Одихмантьевичем!):

Из-за моря, моря синего,
Из глухоморья зеленого,
От славного города Леденца,
От того-то царя ведь заморского
Выбегали, выгребали тридцать кораблей,
Тридцать кораблей и един корабль,
Славного гостя богатого
Молода Соловья сына Будимировича.

Н.К. Рерих «Город Леденец» - декорация к опере «Сказка о царе Салтане»
Н.К. Рерих «Город Леденец» - декорация
к опере «Сказка о царе Салтане»

Название Леденец происходит не от сосучей конфеты, а от слова лёд и плывёт Соловей Будимирович в Киев из-за моря Студёного как раз с острова Буяна. Интересно, что Ледяные города, как самостоятельные персонажи фигурируют в сказках и вполне южных народов – болгар, сербов и хорватов. А в архаичной версии былины о незаслуженно забытом ныне витязе Михайле Потыке упоминается целое Леденецкое королевство, в котором правит Леденецкий король (венгерскую сказку той же тематики «Король Ледяного королевства» мы упоминали чуть выше!).

Примеры можно приводить и приводить – и несть им числа! Что, уж, говорить, если образ Мировой горы умудрился просочиться даже в христианство. Анонимный христианский апокриф «О всякой твари» сообщает: «Есть в окияне столп [гора], зовётся Адамантин [алмаз]. Глава же ему до небеси». Как всё знакомо – гора из драгоценных камней посреди океана, вершиной касающаяся неба. А главный языческий праздник славян вообще без купюр вошел в годовой круг православных праздников, уступив место разве только самой Пасхалии. Празднуем мы его на следующее воскресенье после Пасхи, а называем тем же именем, что и в дохристианские времена – Красная горка. «Красная» не потому, что кумачёвая, а потому, что красивая. Ну, а что за «красивую горку» чествовали наши предки и нам завещали, теперь, надеюсь, понятно. Как понятно должно стать, почему в русском языке слово «горний» означает не просто нечто находящееся наверху, а, прежде всего, духовно-возвышенное, небесно-божественное...

Есть ли смысл перепечатывать сюда далее выдержки и цитаты? Думаю, что нет. Для того, кто уверен, что народная память способна зафиксировать и пронести сквозь тысячелетия какое-то неординарное событие или явление, достаточно будет и того, что уже привлечено в качестве живых свидетельств. А тех, кто считает собственных предков недоумками, не способными запомнить собственные имена, не убедят и все книги мира. Но это уже каждый выбирает для себя сам, кем себя числить – потомком гениев или отпрыском дегенератов...
 
 

Эпилог

Один из моих критиков, оставив пространный комментарий к моей статье «Morituri», в конце, словно сбросив тяжелое наваждение, воскликнул: «Черт возьми, взрослые серьезные люди, а чем занимаемся!». Хотелось бы спросить: а чем мы занимаемся? Или есть что-то постыдное в том, что я телевизионному шедевру под названием «Дом-2» предпочитаю чтение сказок и былин? Или более достойное занятие водку хлестать?

Сформулируем вопрос по-другому. Вот, прочитали вы мою статью – о чём она?! О чём я тут перед вами многостранично распинался?

О сказках – ответ неверный... О «Ригведе» и «Авесте» – не угадали... О легендарных горах – опять нет! А о чём же тогда?

А беседовали-то мы с вами о погоде... Вернее, о климате. А если совсем точно, то мы обсуждали сведения об изменении климата, зафиксированные в устных и письменных памятниках арийских народов.

Планета Земля

Мы выяснили, что в этих памятниках, ставших частично священными текстами, частично фольклорными произведениями, частично героическими эпосами отражены процессы, протекавшие во время последнего оледенения (так называемого Валдайского). Ледниковый щит послужил прообразом легендарных гор – Меру, Хара, Каф, Рипеи, Алатырь – не существующих ныне на карте. Имеющихся данных оказалось достаточно, чтобы локализовать место их расположения – водораздел Северного Ледовитого океана. Произведённая реконструкция была подтверждена данными астрономии, гляциологии, геоморфологии и прочими объективными науками.

Таким образом, мы получили доказательства, что, как минимум, 10 тысяч лет назад наши предки уже располагали таким интеллектуальным и творческим потенциалом, какой позволяет сделать вывод о наличии цивилизации. Кроме того, без последнего условия они не смогли бы обеспечить преемственность передачи зафиксированных сведений через века и поколения. В результате, до наших дней ментальных следов той цивилизации дошло гораздо больше, чем материальных. Современная официальная история полностью игнорирует первые, предпочитая делать свои построения исключительно на вторых. Соответственно, полноценной наукой она считаться не может. Станет она ей лишь тогда, когда научится органично работать и с теми, и с другими. А пока, к сожалению, то, что выдают нам за историю остаётся сборником бородатых анекдотов, набором колотых горшков и дыркой от бублика...

В. Орлов
альпинист-теоретик

 

 

Похожие записи


ИНФО 2017 - 2023 - 2029

Оставить комментарий или материал на аналогичную тему